Драма в Мюнхене: «Глобальный порядок во главе с США — окончен». Иван Данилов

Мюнхенская конференция по безопасности в этом году проходит в строгом соответствии с негативными стереотипами об американцах. Если сильно утрировать, то негативный стереотип этот рисует нам образ эдакого ковбоя, который не умеет себя вести, ведет деловые переговоры, задрав ноги на стол, активно рассказывает шутки на похоронах, а любимый кольт использует в качестве главного аргумента в споре. Подчеркнем, это утрированный негативный стереотип, и аналогичные стереотипы можно составить о любом народе, но есть нюанс: в Мюнхене выступил именно такой ковбой-дипломат, экс-руководитель ЦРУ, а ныне государственный секретарь США — Майк Помпео.

Для завершения образа главы американской дипломатии не хватало разве что ковбойской шляпы, сапог со шпорами и стакана виски: элегантный костюм госсекретаря сильно контрастировал с его риторикой.

По большому счету Помпео действительно улыбался, сиял оптимизмом и шутил на похоронах — официальной заявленной темой и лейтмотивом Мюнхенской конференции по безопасности 2020 года стала "Беззападность" (Westlessness).

Международная (то есть американо-европейская) команда аналитиков конференции в своем специальном отчете, опубликованном до ее начала и призванном обозначить тон и задачи конференции, указала на то, что коллективный Запад потерял свое влияние, теряет свою идентичность, свои общие ценности — и вообще уже пора подумать над тем, каким будет мир, в котором роль коллективного Запада будет сильно урезанной по сравнению даже с сегодняшним днем.

И вот на сцену конференции, посвященной, по сути, кризису западной идеологии, западных ценностей, западных альянсов и упадку западноцентричного мира, выходит госсекретарь США и смело заявляет о том, что "Запад побеждает".

Информационное агентство France-Presse пересказывает позицию главы вашингтонской дипломатии:

"Госсекретарь США Майк Помпео в субботу отверг европейский пессимизм по поводу отступления Вашингтона с глобальной арены, заявив, что смерть трансатлантической связи была "сильно преувеличена". "Запад побеждает, и мы побеждаем вместе", — заявил Помпео на Мюнхенской конференции по безопасности. <...> "Я рад сообщить, что смерть трансатлантического альянса сильно преувеличена", — сказал он, перефразируя известную цитату Марка Твена. <...> Он подчеркнул необходимость совместной работы против угроз, исходящих от территориальных амбиций России, наращивания военной мощи Китая в Южно-Китайском море и иранских "кампаний террора", (проходящих. — Прим. ред.) через конфликты на Ближнем Востоке".

Самое забавное в этой тираде экс-руководителя ЦРУ заключается не в ее фактологической неточности, которую легко заметить, посмотрев на результаты американских усилий на сирийском, северокорейском, крымском и даже иранском направлении. Самое забавное — в том, что недовольство Евросоюза и констатация смерти коллективного Запада связаны вообще не с теми обвинениями, на которые пытается ответить Помпео.

Президент Германии Штайнмайер (которого никак нельзя заподозрить в цитировании тезисов российской пропаганды) сформулировал проблему следующим образом (цитата по CNBC):

"Наш ближайший союзник — Соединенные Штаты Америки — при нынешней (президентской. — Прим. ред.) администрации отвергает саму идею международного сообщества", — заявил он. "Снова великая", но за счет соседей и партнеров", — добавил Штайнмайер, не называя Трампа по имени, но ссылаясь на лозунг его избирательной кампании "Сделаем Америку снова великой."

Эта позиция Штайнмайера требует перевода с дипломатического немецкого на прагматический русский: раньше США были великими за счет всего остального мира, Европа пользовалась определенными бонусами этого однополярного (или биполярного в эпоху холодной войны) мира вместе с США, а сейчас получается, что Европу ее собственные заокеанские партнеры пытаются ограбить вместе с остальным миром. А значит, в Берлине и Париже возникает естественный вопрос: "Зачем нам такой Запад, в котором США пытаются ограбить нас?" Ответ очевиден: такой "коллективный Запад" не нужен, и можно смело начинать ныть по поводу того, что раньше было лучше, но былые дни уже не вернешь.

Присутствующий на конференции основатель крупнейшей мировой политконсалтинговой компании Eurasia Group американский политолог Ян Бремер, суммировал ощущения от конференции в лаконичном твите:

"Глобальный порядок во главе с США — окончен. И он не вернется".

Можно, как это делают европейские оптимисты, ждущие изменения политики Вашингтона, считать, что нынешняя ситуация связана с уникальными представлениями администрации Трампа о том, что является возможным, допустимым и желательным в международных отношениях и в отношениях с Евросоюзом или Великобританией. Но проблема в отношениях по линиям Вашингтон — Берлин и Вашингтон — Париж не в Трампе и не в его администрации, а в том, что возможности США в плане решения своих проблем за счет стран, находящихся "вне коллективного Запада", резко упали. А вот структурные экономические проблемы самих США (например, так называемый двойной дефицит — торгового баланса и бюджета, — который так беспокоит президента США) — не исчезли, а усилились. Соответственно, попытки Вашингтона принудить Евросоюз платить примерно 370-380 миллиардов долларов в год на содержание НАТО (то есть фактически на финансирование американской армии) — это не от вдруг проснувшейся жадности, а оттого, что это — лучший выход из положения, с точки зрения Вашингтона.

Аналогичная логика прослеживается в отношении торговых войн с самим Евросоюзом и попыток Трампа "придушить" европейский концерн Airbus или угрозы тарифов (по сути, санкций) против немецких автопроизводителей. Дело тут не во внезапном экономическом джингоизме, а в суровой экономической необходимости спасения собственной экономики, ради которой Трамп готов вести (пока экономические) войны хоть с Пекином, хоть с Брюсселем. Именно из-за этого уютный американоцентричный мир, по которому так скучают европейцы в Мюнхене, уже не вернется.

В этом контексте лидеры Евросоюза начинают другим образом оценивать два важных фактора, влияющих на внешнюю политику: "евроатлантическую солидарность" и "экономическую целесообразность". Солидарность с Вашингтоном ценится все меньше, а роль шкурных экономических интересов возрастает. Именно в этом контексте стоит интерперетировать заявления Эммануэля Макрона об отношениях с Россией:

"У нас накопились замороженные конфликты, система недоверия, конфликты в области кибербезопасности, санкции, которые абсолютно ничего не изменили в России. Я не предлагаю их снять, я только констатирую. Наши санкции и контрсанкции стоят нам, европейцам, так же дорого, как и России, — для результата, который не является слишком позитивным", — сказал Макрон.

Впрочем, до какой-то нормализации отношений еще очень и очень далеко. Сейчас Европа пока способна пытаться защищать разве что свои самые фундаментальные интересы. Например, Евросоюз отказывается блокировать "Северный поток — 2", готовится вводить налог на деятельность американских интернет-компаний в Евросоюзе, демонстрирует готовность сотрудничать с Huawei (компанией, находящейся под американскими санкциями, которую в Мюнхене Помпео ругал лично) и угрожает США тарифами (по сути, санкциями) в случае, если американцы все-таки попробуют "придушить" Airbus или европейские автоконцерны. На политические жесты и на продвижение своей политики вне границ Евросоюза сил и воли у Берлина и Парижа пока не хватает.

Однако европейские попытки оторваться от Вашингтона и пойти своим путем, несмотря на все проблемы, ошибки, сложности и риски, будут продолжаться. Как справедливо заметил тот же Ян Бремер, "даже попытка пойти своим собственным "третьим путем" в безопасности и других вопросах — крайне важна для Европы: и (для того, чтобы. — Прим. ред.) доказать миру, что Европа не попадет в середину войны между США и Китаем, и доказать самой себе, что Европа все еще имеет значение."

Имеет ли Европа значение? Вчерашняя аксиома мировой политики незаметно превратилась в открытый вопрос, и для Европы это — крайне неприятное эмоциональное открытие. Тем интереснее будет наблюдать за поисками ответа на этот вызов. Судя по первым — очень несмелым и местами неуклюжим — действиям тех европейских лидеров, которые ценят хотя бы минимальную европейскую самостоятельность, воспетый русским поэтом "сумрачный германский гений" и "острый галльский смысл" вместе подсказывают, что искать ключи к европейской свободе стоит в Пекине и, конечно же, в Москве.

Иван Данилов

Источник ➝

Взгляд из Америки. Пандемия становится аргументом в пользу социализма

Morning Star
(wr)Может быть над Америкой действительно взойдёт утренняя звезда

Ничто так не разоблачает лицемерие, высокомерие и эгоизм капитализма и его сторонников, как серьезная угроза или катастрофа.

Триста китайских врачей начали прибывать в Италию в среду 18 марта, чтобы помочь местным усилиям по борьбе с коронавирусом (52 медицинских работника также прибыли с социалистической Кубы на прошлой неделе).

Кроме того, Китайская Народная Республика (КНР) направляет испытательные комплекты и защитную одежду.

КНР также отправила комплекты и снаряжение в Испанию, Грецию и Польшу.

В то время как The Wall Street Journal (19 марта) неохотно сообщает об этой международной солидарности, она также вынуждена признать, что “многие люди чувствуют себя разочарованными Европейским Союзом ... ни одна другая страна ЕС не ответила на просьбу Италии о масках ранее в марте, а немецкие власти временно препятствовали поставкам медикаментов в Италию.”

Глава Европейского аналитического центра заметил: "это шокирующий провал европейской солидарности.

"В Италии, Испании, Сербии и так далее создается впечатление, что более слабые звенья будут оставлены в покое.”

Итальянское и китайское правительства объявили, что КНР поставит необходимые аппараты искусственной вентиляции легких и маски для лица.

ЕС, не способные осуществлять поставки Балканским странам, они получают помощь от КНР, сообщает The Wall Street Journal.

Президент Сербии Александр Вучич с горечью заметил: "европейской солидарности не существует. Она оказалась просто сказкой.”

Противопоставьте этот комментарий европейскому безразличию высокомерному самодовольству политики "открытых границ", провозглашенной ранее лидерами ЕС.

Когда рабочие высказали свои оговорки по поводу неограниченной иммиграции, подрывающей заработную плату и льготы в ЕС, руководство евро с негодованием обвинило их в “ксенофобии".”

Размахивая знаменем прав человека, руководители ЕС приветствовали иммигрантов - в основном жертв империалистической агрессии - отчаянно ищущих работу.

Как только “резервная армия” переполнилась, и появилась угроза для системы безопасности ЕС, приветственный коврик был тихо удален.

Европейские рабочие поняли простой факт, что в капиталистической экономике труд рабочих является товаром, как и любой другой элемент производственного процесса, и что капиталисты стремятся приобрести этот товар как можно дешевле.

Они увидели, что гуманитарные настроения слишком часто служат прикрытием для удешевления стоимости рабочей силы.

Ранее предполагаемые борцы за права человека в ЕС без границ теперь паникуют в безумном стремлении к самосохранению, накоплению ресурсов и закрытию границ. Сегодняшний пандемический кризис разоблачает их лицемерие.

Но ни пренебрежение, ни высокомерие не являются монополией капиталистического европейского союза.

В настоящее время широко признается, что жесткая экономия, введенная государственным сектором США после краха 2007-09 годов, ответственна за отсутствие финансирования для таких учреждений, как центр по контролю за заболеваниями (CDC), которые должны были бороться с угрозой коронавируса.

Кроме того, CDC проявил непростительное высокомерие, игнорируя международные усилия по сдерживанию вируса.

В отчетах из таких разнообразных источников, как Национальное общественное радио и The Wall Street Journal, мы узнаем, что CDC решил разработать свои собственные наборы тестов на вирус, игнорируя существующие технологии Всемирной организации здравоохранения и КНР.

Когда их собственные комплекты поступили в производство, они оказались неработоспособны.

Вместо того чтобы обратиться к существующим международным образцам, CDC стремился внести свои собственные коррективы, что еще больше задерживало производство.

CDC сильно недооценил смертоносность вируса и его зараженность.

Распространение вируса быстро опережает доступность тестовых наборов, что свидетельствует о тщеславии сделать Америку снова великой.

Несмотря на отсутствие тестовых наборов в США, многие заметили, что знаменитости, спортивные деятели, политики и другие наши “лучшие” перерезали линию и приобрели тесты перед самой нуждающейся — самой уродливой стороной неравенства классового общества.

Кроме того, появились достоверные данные о том, что некоторые избранные должностные лица США использовали свою привилегированную информацию, чтобы позволить им распродать свои акции до Великого мартовского краха фондового рынка.

Для любого мыслящего наблюдателя пандемия коронавируса быстро становится аргументом в пользу социализма.

Даже такой злейший враг государственной собственности, планирования и экономического равенства, как The Wall Street Journal, язвительно признает, что замечательное отражение КНР эпидемии коронавируса было достигнуто быстрой мобилизацией эффективных государственных предприятий (ГП).

В статье с красноречивым названием ("Китай отступает от рыночной экономики", 19 марта) говорится,- 20 000 строителей ГП и поддерживающих их государственных предприятий, построили две больницы на 2600 коек в течение двух недель - достижение, невозможное на капиталистическом Западе.

Линглинг Вэй цитирует одного чиновника: "Это как на поле боя, и государственные предприятия могут действовать быстро и решительно.”

Координация деятельности госпредприятий была весьма сложной: нефтехимические предприятия работали над производством материалов для масок и фармацевтических препаратов.

Государственное жилье определило снижение арендной платы на "десятки миллионов долларов".

Несмотря на сокращение производства, вызванное социальной изоляцией, центральное правительство настаивало на том, чтобы государственные предприятия сохраняли занятость и даже “нанимали больше людей, особенно выпускников колледжей.”

WSJ признает, что "многие частные производители изо всех сил пытаются восстановить производство, но более 95 процентов из примерно 20 000 промышленных компаний, контролируемых центральным правительством, выпускают маски, лекарства, сталь, тяжелое машиностроение и другие продукты, удерживая рабочих на работе.”

Западные комментаторы оплакивают успех госпредприятий, интерпретируя его как неудачу для надежды на приватизацию (так называемые “рыночные реформы”) в КНР.

В образцовых актах солидарности, полностью согласующихся с его долгой историей интернационализма, крошечная социалистическая Куба, страдающая от преступной блокады США и жестоких санкций, предлагает врачам и лекарствам несколько пострадавших стран.

Когда США отказались разрешить британскому круизному лайнеру "Мисс Брэмер" причалить, Куба выполнила свой гуманитарный долг и разрешила пассажирам высадиться и отправиться домой самолетом.

Контраст с западными, капиталистическими усилиями разителен.

КНР (и Демократическая Республика Вьетнам) в значительной степени остановили вирус.

В США слишком мало тестовых наборов, масок и вентиляторов. Больницы Нью-Йорка переполнены. Государственные администрации и федеральное правительство спорят об ответственности, пока надвигается катастрофа.

И к сожалению, политические и экономические элиты более решительно настроены на спасение рынков и корпораций, чем людей. На спасение капитализма были выделены триллионы долларов.

Идиотизм, иррациональность и ненужные травмы капитализма 21-го века предстают в полном трагическом свете.

Бредихин сообщил о сделке Запада с Украиной: Часть страны уйдет под контроль Европы

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх