Вовкин

24 747 подписчиков

Капкан на Медведчука: власти Украины открыли сезон охоты на оппозицию?

Капкан на Медведчука: власти Украины открыли сезон охоты на оппозицию?

© ТАСС/Ирина Яковлева

Обозреватель ТАСС Андрей Низамутдинов — о мотивах ареста главы ОПЗЖ и итогах "первого раунда".

На Украине набирает обороты новый скандал, в центре которого на сей раз оказался глава политического совета партии "Оппозиционная платформа — За жизнь" (ОПЗЖ) Виктор Медведчук, обвиненный в государственной измене и других тяжких преступлениях. Выдвинувшая эти обвинения Генеральная прокуратура подозревает Медведчука в передаче России военных секретов и причинении Украине вероятного ущерба в размере без малого 40 млрд гривен (около $1,5 млрд).

Президент Владимир Зеленский подает атаку на Медведчука под соусом борьбы с олигархами. Сам же обвиняемый и его сторонники считают, что преследование ведется исключительно по политическим мотивам.

С этой точкой зрения согласны и многие политики и эксперты в России. Тем временем на Западе предпочитают помалкивать, чем дают понять, что вовсе не против развязанной украинской властью охоты на тех, кто выступает за нормализацию и развитие отношений с РФ.

Комсомолец, политик, бизнесмен

Виктор Медведчук — фигура, как и многие другие современные украинские политики, сложная и противоречивая. Он родился в Красноярском крае, где отбывал заключение его отец Владимир Медведчук, осужденный за причастность к деятельности украинских националистов в годы Великой Отечественной войны (посмертно реабилитирован).

На Украину семья перебралась лишь в середине 1960-х. Во время учебы на юрфаке Киевского университета Виктор Медведчук был активным комсомольцем, после вуза работал адвокатом, а в 1990-х годах, после обретения Украиной независимости, пришел в политику. Неоднократно избирался депутатом Верховной рады, в первой половине 2000-х возглавлял администрацию президента Украины. После "революции достоинства" активно работал в Трехсторонней контактной группе по урегулированию конфликта в Донбассе.

В 2018 году Медведчук вступил в партию "За жизнь", которая после слияния с "Оппозиционным блоком" была переименована в ОПЗЖ. В противовес официальному курсу Киева последовательно выступал за налаживание и развитие отношений с Россией, поддерживал тесные связи со многими российскими политиками, в том числе президентом Владимиром Путиным. Общеизвестный факт: в 2004 году глава российского государства выступил в качестве крестного отца дочери Медведчука, Дарьи, после чего к украинскому политику прочно приклеилось прозвище "кум Путина".

Медведчук также активно занимался бизнесом, его считают владельцем либо участником целого ряда промышленных, финансовых и медийных компаний и называют главным спонсором ОПЗЖ. Вернее, называли до недавнего времени, потому что в феврале этого года Совет национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины ввел против Медведчука и его супруги Оксаны Марченко санкции и распорядился арестовать все их счета и имущество.

"Изменник" и "спонсор терроризма"

Основанием для введения санкций стали подозрения в причастности Медведчука к "финансированию терроризма". Правда, никаких фактов, подкрепляющих эти подозрения, СНБО не привел, из-за чего в немногочисленных оппозиционных СМИ Украины заговорили о политическом характере преследования в сочетании со стремлением властей "отжать" часть принадлежащего Медведчуку бизнеса. Тем более что ранее по точно такой же схеме были закрыты три телеканала, принадлежавших депутату от ОПЗЖ Тарасу Козаку.

Кстати, на минувшей неделе заместитель генпрокурора Роман Говда публично признал, что у его ведомства "отсутствует достаточное количество доказательств финансирования терроризма" со стороны Медведчука. Видимо, это обстоятельство и побудило Генпрокуратуру к тому, чтобы попытаться на скорую руку "сшить" новое дело, на сей раз обвинив политика и бизнесмена в государственной измене.

Если быть точным, то обвинения Медведчуку, а заодно и уже упомянутому Тарасу Козаку (сейчас находящемуся за пределами страны) предъявлены по статьям УК Украины "Государственная измена" и "Нарушение законов и обычаев войны". Максимальное наказание по первой из них составляет 15 лет тюрьмы, по второй — вплоть до пожизненного лишения свободы.

В деле фигурируют несколько эпизодов. По одному из них Медведчука обвиняют в том, что он якобы помог перерегистрировать в России украинскую фирму, владевшую газовым месторождением в Крыму, и тем самым нанес Украине вероятный ущерб в 39 млрд гривен. Второй связан с неким засекреченным подразделением Главного управления разведки, сведения о котором Медведчук будто бы передал Козаку, а тот, в свою очередь, — российским спецслужбам. В третьем фигурирует благотворительная организация "Проминь", которая выдает украинским студентам гранты на обучение в российских вузах и тем самым способствует "утечке мозгов" с Украины, а возможно — и подготовке будущей "пятой колонны".

Электронный браслет вместо СИЗО

По мнению самого Медведчука и его соратников, все эти обвинения шиты белыми нитками. Что, собственно, подтвердило и заседание Печерского районного суда Киева, на котором рассматривался вопрос о выборе меры пресечения. Генпрокуратура настаивала на аресте, но не исключала возможность выхода обвиняемого под залог в размере 300 млн гривен (свыше $10 млн). Защита Медведчука добивалась его освобождения, а соратники по партии просили выпустить его под их личное поручительство.

По свидетельству украинских СМИ, представитель обвинения, обосновывая необходимость ареста, что называется, путался в показаниях и не смог представить сколько-нибудь убедительных доказательств преступных деяний, вменяемых Медведчуку. Дошло до того, что судье пришлось упрекнуть представителя обвинения в просьбе поверить "честному слову прокурора" и констатировать: "То есть доказательств нет".

Однако и совсем встать на сторону обвиняемого судья не решился, поэтому избрал "компромиссный вариант": вместо помещения в СИЗО он в качестве меры пресечения назначил домашний арест сроком до 9 июля включительно с обязательным ношением электронного браслета.

На выходе из здания на Медведчука, заявившего, что он подчиняется решению суда, попытались напасть местные националисты. Это происходило при полном бездействии полиции, вступились за политика только его охрана и присутствовавшие на заседании однопартийцы.

Выдавить из страны

Знакомые украинские журналисты, с которыми я беседовал, полагают, что первый раунд противостояния завершился вничью: обвинение не смогло отправить Медведчука под стражу, но и защита не сумела добиться его освобождения.

"Такое ощущение, что Медведчук поломал прокуратуре и властям всю игру. Они рассчитывали, что он пустится в бега, а он взял да и явился в суд, к чему обвинение оказалось явно не готово", — поделился один из моих собеседников.

Его предположение очень похоже на правду. Не случайно представители Генпрокуратуры и Службы безопасности Украины (СБУ) еще до предъявления Медведчуку официальных обвинений принялись активно сливать в СМИ упоминания о грозных статьях УК и "сроках огромных". Правда, при этом генпрокурор Ирина Венедиктова несколько раз путалась в номерах этих статей, что лишний раз говорит об уровне подготовки процесса.

Видимо, расчет и впрямь строился на том, что Медведчук дрогнет и предпочтет уехать из страны, а тогда можно уже не заботиться о предъявлении доказательств его изменнической деятельности. Но он не уехал, и у украинских властей, как это с ними то и дело происходит, "что-то пошло не так".

О стремлении властей выдавить оппозиционного политика из страны говорит и заявление секретаря СНБО Алексея Данилова, который не исключил, что в случае вынесения Медведчуку обвинительного приговора Киев предложит Москве его обмен на осужденных в России украинцев.

Под видом борьбы с олигархами

Не остался в стороне от скандала и украинский президент Зеленский, который называет процесс над оппозициционером борьбой с олигархами, на необходимость которой указывал в ходе недавнего визита в Киев госсекретарь США Энтони Блинкен. При этом Зеленский, разумеется, утверждает, что все делается на основании закона.

"К примеру, впервые за много лет не увеличилось, а уменьшилось число олигархов. Минус Медведчук. С помощью законных инструментов Медведчук был лишен возможности использовать медиаактивы и государственное имущество для того, чтобы откровенно бить по стране и наносить разрушительный вред государственной безопасности", — написал президент в авторской колонке для украинского издания "Фокус".

Зеленский добавил, что на примере Медведчука можно увидеть, что означает статус олигарха. "Если у таких лиц забрать сконцентрированный медиаресурс, когда у них нет уже непрозрачного доступа к стратегическим активам и когда нет "крыши" в Киеве, больше ничего они забрать у государства не могут. И ослаблять государство не могут в противостоянии за наш суверенитет", — почеркнул глава государства. Он напомнил, что на Украине готовится законопроект "о деолигархизации", который "зафиксирует системный взгляд на эту проблему", пояснил глава государства.

Оппозиция расценила столь откровенное вмешательство президента в судебное дело как лишнее подтверждение того, что процесс носит заказной политический характер. Да, собственно, об этом проговорился и представитель Генпрокуратуры в суде: перечисляя выдвинутые против Медведчука обвинения, он упомянул, что тот выражает несогласие с нынешним курсом страны. На что Медведчук ответил, что и впрямь выступает против этого курса — как, впрочем, и значительная часть населения Украины.

Россия озабочена, Запад молчит

ОПЗЖ выступила с обращением к лидерам стран — членов Евросоюза и Совета Европы, включая Россию, руководителям влиятельных международных организаций и послам G7 и призвала осудить давление властей на оппозицию на Украине.

В России не сомневаются в том, что преследование Медведчука носит политический характер и связано с его попытками наладить нормальные отношения с РФ. На это прямо указал президент России Владимир Путин, отметивший, что власти Украины проводят зачистку политического поля "от тех сил, которые выступают за мирное разрешение" конфликта в Донбассе и восстановление добрососедских отношений с РФ.

Одновременно в Москве отдают себе отчет в том, что предложение о возможном обмене Медведчука на осужденных в России украинцев представляет собой попытку тем или иным способом выставить РФ стороной конфликта в Донбассе. "Скорее всего, это украинская внутриполитическая кухня. Я не знаю, почему предлагается украинских политиков выставлять на обмен, хочет ли этого сам украинский политик, на кого они предлагают менять. Поэтому мы не можем серьезно эту идею рассматривать", — сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Не остался без внимания Москвы и тот факт, что Запад фактически поддерживает действия Киева по отношению к внутренним политическим оппонентам. "Закрываются общенациональные средства массовой информации — и ничего, наши партнеры западные никак на это не реагируют, если не сказать — поддерживают решения подобного рода", — заметил российский президент.

Запад, обычно бурно негодующий в случае предполагаемых нарушений прав человека в России или, например, в Китае, в случае с Медведчуком и впрямь в большинстве своем помалкивает. Пока тишина царит и среди официальных лиц, и в большинстве СМИ. А если кто-то и откликается на происходящее, то обязательно использует весь набор пропагандистских штампов, как это сделала газета Le Monde, в небольшой заметке умудрившаяся упомянуть и "аннексию Крыма", и "российскую военную эскалацию у украинских границ в апреле", и "пророссийских сепаратистов в Донбассе". Хотя я хорошо помню, как та же самая газета (а заодно и все другие западные СМИ) называли террористов в Чечне исключительно "повстанцами", но ни в коем случае не сепаратистами.

Впрочем, подобная предвзятость и идеологическая зашоренность не удивляют, скорее, наоборот, подтверждают: Запад все еще рассматривает Зеленского как "своего сукина сына", потому и смотрит сквозь пальцы на его действия, которые в ином случае уже вызвали бы волну осуждения.

Вступаться за Медведчука Запад не станет: он же пророссийский политик, значит, его не жалко.

Подробности на ТАСС

Картина дня

наверх