Владимир Зеленский: «Нам нужно настоящее прекращение огня» (Le Monde, Франция)

За неделю до запланированной в Париже встречи с Эммануэлем Макроном, Владимиром Путиным и Ангелой Меркель президент Украины говорит, что выступает против силового решения в Донбассе.

Клер Гатинуа (Claire Gatinois)

После нескольких лет отсутствия дипломатических подвижек и провала Минских соглашений 2015 года лидеры Украины и России встретятся 9 декабря на саммите в Париже в присутствии президента Франции Эммануэля Макрона и канцлера Германии Ангелы Меркель. Задача — создать необходимые условия для прекращения конфликта, в котором сошлись на востоке страны поддерживаемые Россией сепаратисты и украинская армия.

Президент Украины Владимир Зеленский — бывший актер сатирического сериала об украинской политике. В апреле его избрали с обещанием положить конец войне, которая унесла с 2014 года жизни более 13 000 человек (в том числе 3 300 мирных жителей).

Менее чем за десять дней до встречи глава государства принял в президентском дворце в Киеве журналистов «Монд», американского издания «Тайм», немецкого журнала «Шпигель» и полькой «Газета Выборча».

«Монд»: После трех лет отсутствия дипломатических подвижек с Россией чего вы ждете от саммита, который пройдет в Париже 9 декабря?

Владимир Зеленский: Само по себе проведение этой встречи уже является победой. Тем не менее настоящего успеха мы сможем добиться только тогда, когда дипломатия перехватит инициативу у оружия.

Наш приоритет в том, чтобы спасать жизни. Кроме того, мы надеемся договориться с Россией о новом обмене пленными, на этот раз более масштабном. Мы сможем обсудить график и детали. Тем не менее цель в том, чтобы прийти к общему освобождению всех украинских заключенных [они рассматриваются как политзаключенные].

Второй и очень деликатный вопрос касается прекращения огня. Эта тема была приоритетной в предыдущих Минских соглашениях. С 2015 года интенсивность обстрелов действительно сократилась, как и число жертв, но все еще не окончено. Нам нужно настоящее прекращение огня.

— Обсуждается вопрос проведения выборов на оккупированных сепаратистами территориях на востоке Украины. На каких условиях?

— Если у нас получится договориться по двум первым пунктам, которые я упомянул, можно будет говорить о выборах. Но для этого необходимо добиться полного разоружения, отвода всех вооруженных групп и полного исчезновения оружия. Более миллиона человек уехали из Донбасса, чтобы спастись от стрельбы. У них тоже должна быть возможность вернуться и проголосовать. Именно этого хотим мы, украинцы. Если мы дойдем до этого момента в обсуждении, то почувствуем, что Россия тоже хочет мира.

— Контроль на границе с Россией является предварительным условием проведения выборов?

— Без сомнения, это самый деликатный вопрос. Текст Минских соглашений 2015 года предполагает пограничный контроль после выборов. Я не согласен с такой последовательностью событий. Такова позиция украинцев. И мы будем жестко отстаивать ее. Речь идет о нашей стране, нашей земле, нашем народе.

— Некоторые устроили демонстрации в Киеве и опасаются, что мир может поставить под угрозу украинский суверенитет…

— Одни хотят землю, другие готовы принять мир любой ценой, третьи выступают за сохранение статус-кво. Как бы то ни было, все или, по крайней мере, большинство, едины в одном: нужно остановить войну и смерть.

— А если вы ничего не добьетесь в Париже?

— У нас забрали часть нашей земли. Но я не хочу вернуть Донбасс силой. Некоторые на Украине, судя по всему, готовы на это, но какой будет цена? Старая власть вновь разожгла гнев демонстрантов. Они хотят отправиться туда с винтовками в руках? Я не поддерживаю военное решение. Если моя позиция не нравится обществу, мое место займет другой лидер. Но для меня о таком решении не может быть и речи.

— Каковы ваши отношения с Владимиром Путиным?

— У нас было три телефонных разговора. Это дало результаты. По итогам сентябрьского обмена мы получили обратно наших моряков и политзаключенных. Я считаю это победой.

— Вы верите Путину?

— Я никому не верю. Политика — не точная наука, как математика. Речь не о том, чтобы решить уравнение с одним или несколькими неизвестными. В политике есть только неизвестные. И каждый отстаивает собственные интересы.

— Какую роль могли бы сыграть США в нынешних переговорах?

— У США есть прямые отношения с Россией. У них есть влияние в Европе. Думаю, Дональд Трамп может поговорить с Владимиром Путиным, чтобы эта трагедия закончилась. Думаю, он уже говорит с ним.

— Дипломатический советник Дональда Трампа Курт Волкер был вынужден уйти со своей должности после начала процедуры импичмента в отношении президента США из-за его телефонного разговора с вами 25 июля…

— Я видел, что Волкер отстаивал наши позиции, хотя большая часть его деятельности пришлась на тот момент, когда я не был президентом. Что касается всего остального, мне не хочется, чтобы Украина была полем, на котором ведущие мировые игроки ведут шахматные партии. Нас должны рассматривать не как объект, а как субъект. Не может быть договоренностей за нашей спиной. Мне хочется верить в это. США всегда были лицом демократии.

— Касательно этого телефонного разговора, когда вы уловили связь между американской военной помощью и требованием Дональда Трампа начать следствие в отношении Хантера Байдена, сына его соперника от демократов Джо Байдена на президентских выборах 2020 года?

— Мы не говорили ни о каком обмене по типу «ты мне, я тебе». Такая беседа у нас была с президентом России, когда мы обменялись пленными. И она может быть у меня с Европой, если они скажут: «Выполните такие-то условия, чтобы вступить в ЕС». Украина находится в Европе и может быть частью ЕС. Мы этого хотим. Здесь вполне может быть взаимовыгодный обмен.

— После начала процедуры импичмента Трампа, у Украины сложился образ коррумпированной страны…

— Когда США говорят, они посылают сигнал всему остальному миру, МВФ, Всемирному банку, ЕБРР. То есть, когда США говорят, что «Украина — коррумпированная страна», это очень плохой сигнал. Все, инвесторы, банки, американские и европейские предприятия говорят себе: «Не будем инвестировать, уходим!» Для нас все это очень сложно. Да, коррупция существует, но мы избавляемся от этой напасти. Во время встречи с Дональдом Трампом я пригласил его к нам, чтобы он смог увидеть, кто мы на самом деле. Мне кажется, что он услышал меня.

— Эммануэль Макрон недавно заявил, что у НАТО наступила «смерть мозга», и что «Россия географически является частью Европы» и не представляет угрозы. Что вы об этом думаете?

— У Франции особые отношения с НАТО, она на время выходила из организации. Нам же трудно давать какие-либо комментарии по этому поводу, поскольку мы не входим в организацию, хотя и стремимся выполнить все стандарты, чтобы вступить в нее. Что касается России, возможно, что отношения Парижа и Москвы меняются. Как бы то ни было, я говорил с Эммануэлем Макроном. Он отстаивает суверенитет Украины.

Его фраза, возможно, нацелена на ослабление санкционной политики против России. Я понимаю, что санкции создают экономические проблемы для Франции и Германии. Но когда речь идет о жизни людей, экономические соображения не играют роли. Европейские лидеры гарантировали мне, что санкционная политика не претерпит изменений, пока мы не вернем нашу территорию, в том числе Крым.

— Кстати говоря, аннексированный Россией в 2014 году Крым, судя по всему, забыт на переговорах…

— Меня это тоже тревожит. Вопрос Крыма не поднимается ни на каких переговорах. Где и когда о нем будут говорить? Этот вопрос в тени вот уже шесть лет. Его не существует. Не исключено, что мы поднимем его на саммите в Париже. Это наша территория. И мы вернем ее. Возможно, для этих переговоров придется найти особый формат. США могли бы поучаствовать в них.

— Получили ли вы знаки поддержки со стороны Франции и Германии? Вы не опасаетесь, что окажетесь в одиночестве напротив Путина в Париже?

— Европейские партнеры обязаны поддержать нас. Я увижу это по первым 30 минутам встречи. Если этого не будет, я скажу об этом открыто. Мы пригласили послов Франции и Германии для наблюдения за ситуацией в Донбассе. Иногда говорят, что жители удерживаемых сепаратистами зон хотели бы принадлежать к России. Это неверно. Каждый человек может сам поехать туда, где хочет жить. Русский не может сказать об украинской территории: «Это моя земля». Это не так. Многие люди в Донбассе сбиты с толку. Нам нужно вернуть их.

— Другой вызывающий напряженность с Россией вопрос касается идущего в обход Украины газопровода «Северный поток — 2». Вы еще можете выступать против этого проекта?

— В этом вопросе у меня нет власти над европейскими лидерами. Я могу рассчитывать только на помощь США, которые поддерживают нас. Я поднимал вопрос энергетической безопасности Европы в одном из телефонных разговоров с Путиным.

Должен признаться, что меня беспокоит не только Европа, но и Украина. Транзит газа приносит нам 2,5-3 миллиарда долларов в год. Это существенно для нашей экономики, особенно в военное время. Кроме того, что бы ни говорили наши партнеры, этот вопрос касается не только экономики, но и политики. Мы надеемся подписать с Россией договор на транзит газа сроком на 10 лет. Мне бы хотелось отделить эту тему от Донбасса, но этот вопрос тоже может быть поднят на саммите в Париже.

Оригинал публикации: Volodymyr Zelensky: " Nous voulons un véritable cessez-le-feu "

Источник ➝

Украина-2020: нескончаемый цугцванг президента Зеленского. Владимир Скачко

Почти весь год своего пребывания у власти президент Украины Владимир Зеленский с завидным постоянством демонстрирует лишь одно: его легко загонять в глухие углы и гнать на выстрел, возможно, на контрольный в голову, потому что он сам подставляется. В шахматах это называется «цугцванг», когда каждый новый ход ухудшает ситуацию.

Началось все с того, что он позволил окружить себя соросятами, которые его предали сразу же после назначения. Сегодня Зеленский заканчивает тем, что строит опору своей власти на союзе с откровенными и завуалированными порохоботами – партиями «Евросолидарность» («ПЕС») экс-президента Петра Порошенко и «Голос» Святослава Вакарчука.

Эти силы ни дня не скрывали, что их главная цель – реванш за проигрыш на президентских и парламентских выборах 2019 года, на которых торжествовали Зеленский и его «зе-боты». И вот теперь Зеленский именно с ними, а не со своими соратниками по партии «Слуга народа», которая уже раскололась, демонстрирует самый громкий «зашквар», который однозначно станет концом политической карьеры Зеленского. Это принятие закона о рынке земли. То есть о продаже собственной страны оптом и в розницу. Нет, Зеленский еще поболтается какое-то время на политических водах Украины. Возможно, до тех пор, пока все окончательно не утрясется, а гибель суверенной Украины навсегда не свяжут с именем Зеленского. А потом… Ну, вы же знаете, что бывает с известным продуктом в полынье: оно не тонет, но и не вылавливается из ледяного плена за ненадобностью, а посему само «аннигилируется» трением об острые края.

Вот цугцванг Зеленского начался с его избрания, когда он оперся на силы и средства олигарха Игоря Коломойского. Потом продолжился, когда Зеленский поехал в США, поклялся в верности президенту Дональду Трампу и пообещал ему побороть олигархов, но получилось, что по очереди кинул и американского президента с делом Джо Байдена, и себя политическим несамостоятельным лизоблюдом выставил, и с олигархами ничего не сделал, а только на сегодняшний день согласовал с ними некий олигархический компромисс, при котором попал как бы в зависимость к Ринату Ахметову. То есть перешел, как переходная портянка, от одного бойца к другому. С согласия первого.

При этом необязательным и просто тщеславным дурачком, любящим дешевую славу и популярность клоуна, аплодисменты, медные трубы и софиты, Зеленский выставил себя еще и перед Россией, и перед Европой. Я имею в виду встречу «нормандской четверки», на которой Зеленский всем пообещал движение к миру в Донбассе, но, кроме обмена пленными 29 декабря 2019 года, не сделал ничего в этом направлении. И, как заправский «Порошенко-лайт», фактически послал и базовый документ о мире – «Минск-2», и прочие договоренности, достигнутые на его основе.

Итак, все по порядку. Даже недавнее позорное и предательское по отношению к стране и ее народу разблокирование рынка земли теперь не просто связывают с Зеленским, а опять выставляют его человеком, который ни на что не способен. Президент Украины выставил себя слугой МВФ, а не украинского народа, топил за рынок земли, оправдывая его тем, что иначе МВФ не даст кредит и страну ждет дефолт, но не смог ни закон продвинуть, ни, следовательно, получить транш кредита от Фонда и отодвинуть дефолт. Закон о земле сейчас оказался заблокированным в Раде тем, что два депутата внесли законопроекты, которым требуют отменить закон о рынке земли.

И что же? Пока парламент не рассмотрит эти два документа, Зеленский не может подписывать закон о земле, отчитываться перед МВФ и клянчить деньги. А когда это произойдет в условиях карантина, известно, лишь уже сидящему на измене и в начале собственной политкарьеры спикеру Рады Дмитрию Разумкову, лидерам фракций «ПЕС» и «Голос» и всем остальным депутатам, которые домазывали Зеленскому голоса для принятия земельного закона. На своих, на фракцию «Слуги народа», у Зеленского надежды нет: фракция растянута между соросятами и олигархами и уже не является монобольшинством. И получается, что весь негатив от продажи Украины уже упал на Зеленского, продемонстрировав его «спинную эластичность» и склонность к предательству национальных интересов, а вот закон подвис. Более того, олигархам более выгоден дефолт Украины, нежели дальнейшее сползание в долговую яму МВФ. Так олигархи в условиях тотального банкротства и обнищания могут все скупить за бесценок. А вина за происшедшее со страной будет лежать теперь исключительно на Зеленском.

И вот ведь что характерно: одним из депутатов, который пока заблокировал земельный закон, является некто Антон Поляков, нардеп, который прошел в Раду, как «слуга народа», но потом предал Зеленского. Отлично, Григорий, нормально, Константин, говаривал в таких случаях сатирик Михаил Жванецкий.

Точно таким же кидалой, предателем и отступником от своих слов и обещаний Зеленский, напоминаю, выступил и в опросе войны и мира в Донбассе. А недавно он опустился и до личного и персонального предательства – позволил неонацистам и неофашистам не только беспрепятственно валять по полу Сергея Сивохо. Своего не просто друга, а даже учителя по КВН, который в ранге внештатного советника секретаря Совета нацбезопасности и обороны (СНБОУ) предложил некую «Национальную программу примирения» для Донбасса. «Патриоты» накричали на Зеленского и опять запугали его до смерти. И, как результат, Сивохо уволен. Но и это еще не все: перепуганный Зеленский фактически отказался от идеи создания некоего Консультативного совета по согласованию всех вопросов ЛДНР между представителями Киева, Донецка и Луганска. А этого прямо требует «Минск-2», опять, извините, похеренный Украиной.

На подготовку либо к смене власти на досрочных выборах или госпереворотом, либо к окончательному превращению действующего главы государства в бессловесную ширму для темных делишек подлинных хозяев украинской жизни, очень похожи и другие шаги вокруг Зеленского, которые он не замечает и позволяет делать под своим прикрытием. С одной стороны, это ослабление кадровой опоры президента. Я имею в виду новый коррупционный скандал вокруг глав Офиса президента (ОПУ) Андрея Ермака, чей брат Денис, оказывается, за деньги, пользуясь братской должностью, продает госдолжности. И, опять же, разговоры Дениса Ермака на эту щекотливую тему обнародовал некто Гео Лерос, нардеп, пришедший в парламент тоже, как «слуга народа». Пришел и кинул.

Но даже не в этом дело. За этим предателем президента все видят уволенного главу ОПУ Андрея Богдана, а уже за ним - тень олигарха - «президентмейкера» Коломойского, который таким образом, как бы и «попускает» Зеленского, и корректирует олигарха Ахметова, теперь приближенного к президенту. У них договоренность – дерибанить страну на троих. Но Коломойский предупреждает компаньонов, чтобы те не зарывались. Вот потому-то через три недели после формирования кадров и посыпалось правительство «ахметовца» Дениса Шмыгаля, в которое натолкали новых «коломойских» и криптопорохоботских людей – министров здравоохранения Максима Степанова и финансов Сергея Марченко.

На выбивание кадровых подпорок из-под Зеленского вслед за Ермаком говорят и обвинения в скандале с прослушиванием брата главы ОПУ в адрес СБУ. Мол, она не доглядела. А почему? Да потому, что ею руководит непрофессионал, «друг детства клоуна» и «лейтенант, который не может командовать генералами» Иван Баканов. Вот Баканова и нужно убрать. И еще больше усилить негласную власть главы МВД Арсена Авакова, у которого «контракт о невмешательстве» и с Ахметовым, и с Коломойским, а также «ярлык на стабильность», полученный еще в прошлом году у внешних кураторов Украины.

С другой стороны, загоняющие Зеленского опять лишили его перспективы выбирать внешнеполитический курс страны, который как бы наметился при Ермаке. Разумеется, я имею в виду потепление отношений с Россией при помощи мира в Донбассе. Зеленский добивался этого со страшной силой и всячески хотел убрать с этого направления одного из лидеров «Оппоплатформы – За жизнь» Виктора Медведчука. И вроде бы добился, когда наладились деловые контакты между Ермаком и замглавы администрации российского президента Дмитрием Козаком. Но «опускание» Ермака коррупционным скандалом и отказ продолжать мирное урегулирование в Донбассе похоронили эти «пророссийские» потуги Зеленского в зародыше.

Такая вот ситуация складывается сегодня у Зеленского, что бы он ни делал. А нет вокруг президента надежных людей, наделенных полномочиями, нет у него и сильной власти. Нет четкого курса обновления страны или, хотя бы, изменения патовой ситуации – нет и выхода из цугцванга. Это законы и шахмат, и госуправления даже в Украине. Вот отсюда и аналогия с известным продуктом в полынье: он тоже вроде бы по воде движется, но никуда не продвигается. Остается только вдохновенно гимн «Щэ нэ вмэрла…» петь. Так шаманы камлают ради изменения действительности…

http://antifashist.com/item/ne...

За помощь от Путина Трамп платит предательством Прибалтики

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх