Прибалтика признала — ехать на российской шее не получится

Власти Литвы, Латвии и Эстонии признали невозможность получить от России материальные компенсации за «советскую оккупацию». Страны Балтии прощаются со своей вековой мечтой стать «Израилями на Балтике»: сесть России на шею, свесить ноги и безбедно жить дальше, как в Советском Союзе, на русских деньгах, получаемых теперь в виде «компенсаций за оккупацию».

Отношения России с Прибалтикой бесповоротно испортились не из-за «аннексии Крыма» и «гибридной войны» в Донбассе, как это пытаются представить сегодня прибалтийские политики. И не из-за войны в Южной Осетии в 2008 году. И не из-за прихода к власти в России Владимира Путина в 2000 году. И не из-за войны в Чечне в 1990-е годы.

Эти отношения бесповоротно испортились, как только Прибалтийские республики вышли из состава СССР и получили международно-правовую субъектность осенью 1991 года.

Потому что Литва, Латвия и Эстония сразу же провозгласили доктрину «советской оккупации» и вознамерились тянуть из ставшей правопреемницей Советского Союза Российской Федерации «компенсации за оккупацию».

Никаких иных причин деградации российско-прибалтийских отношений, кроме этого навязчивого желания снова сесть России на шею, не было. Напротив, у стран Балтии с РФ были идеальные условия для хороших отношений.

У российских либералов, в руки которых свалилась тогда власть, за советское время сформировался особенный пиетет и чуть не преклонение перед Прибалтикой — «нашим маленьким Западом», которому самой историей суждено стать геополитическим «мостом» для интеграции России в западный мир. Пришедшие в 1991 году к власти в России силы сами боролись за независимость стран Балтии: выходили на акции протеста против попыток Горбачева силой удержать Литву с Латвией в составе СССР, выражали солидарность с защитниками Вильнюсской телебашни и строителями баррикад на улочках Старой Риги.

Тем не менее отношения с восточным соседом были испорчены сразу и окончательно. В августе 1991 года президент РФ Борис Ельцин был главным политическим союзником лидера движения за независимость Литвы Витаутаса Ландсбергиса — в январе 1992 года Ландсбергис приехал в Москву и заговорил про «плату за 50-летнюю оккупацию».

Страны Балтии возмечтали и дальше сидеть на российской шее, только теперь получая от Москвы компенсации за «советскую оккупацию».

Эта мечта никак не противоречила их стратегической установке на «возвращение домой»: вступление в НАТО и Евросоюз, сближение с США, причем на антироссийской основе. Никакими «мостами» Эстония, Латвия и Литва быть не собирались. Они с радостью рвали старые связи с Востоком, запрещали русский язык, лишали местных русских фундаментальных человеческих прав и вещали про «агрессивного соседа», когда в Кремле не было никакого Путина — там были люди, которые ходили по Москве с литовскими и латвийскими флагами, требуя предоставить Прибалтике независимость.

Однако, говоря «прощай, немытая Россия», Прибалтика вовсе не собиралась отказываться от российских денег.

Предполагалось, что Москва будет платить, как платила в Советском Союзе, только не в виде дотаций на развитие социально-экономической сферы, а в виде компенсаций за «оккупацию».

Знаменитые комиссии по подсчету ущерба от «оккупации» не были инструментом «троллинга» россиян. Они действительно высчитывали, какую максимальную сумму можно содрать с Москвы.

Литовская комиссия Сейма по подсчету ущерба насчитала за все про все 834 миллиарда долларов. И предъявила эту сумму Москве. Латвийская комиссия оценила убытки Латвии от «оккупации» в пределах 180–250 миллиардов евро. По таким цифрам видно, что на российские деньги страны Балтии рассчитывали безбедно жить многие годы и десятилетия.

Градус антироссийской истерики в Прибалтике нарастал по мере того, как становилось понятно: Россия «советскую оккупацию» не признает и ни копейки компенсаций Литве, Латвии и Эстонии не заплатит.

Россия решительно отказалась быть дойной коровой: приравнять коммунизм к нацизму, Сталина к Гитлеру, а Советский Союз к Третьему рейху; начать каяться и извиняться перед странами Балтии, платя им компенсации, как Германия — Израилю.

Вместо этого в России начали бить прибалтийских политиков исторической правдой.

Компенсаций за «оккупацию» требуют функционеры КПСС, которые как раз и возглавляли Прибалтийские республики во времена «оккупации». Литовская ССР была первой из союзных республик по доле коммунистов среди населения. Самые убежденные идеологизированные коммунисты — потомки красных латышских стрелков — были в Латвийской ССР. Из 36 основателей «Саюдиса» 17 состояли в КПСС. Латвию после «восстановления независимости» возглавил секретарь ЦК Компартии по идеологии. И подобные примеры можно приводить бесконечно.

 
 

Прибалтийская история пребывания в составе СССР не подпадает ни под какие международно-правовые определения оккупации.

Советские войска входили в Литву, Латвию и Эстонию по приглашению их законных властей, боевых действий с Прибалтийскими государствами Советский Союз не вел, военных администраций на их территории не устанавливал. Никаких оснований говорить об оккупации de jure не существует.

Не получается говорить об оккупации и de facto.

Каждый рассекреченный архивный документ бьет по оккупационному мифу, демонстрируя такую степень самостоятельности прибалтийских властей в отношениях с Москвой, о какой и не мечтают сегодня страны Балтии в отношениях с Брюсселем и Вашингтоном.

Советская Латвия могла отказаться от строительства на своей территории военных объектов — в 1985 году республиканские власти «послали» Минобороны СССР, попросившее земельный участок в Риге под лабораторно-производственный комплекс для ВПК. Можно сегодня представить, чтобы в Прибалтике отказали американцам в размещении еще одного центра НАТО?

Советская Литва могла позволить себе не завозить мигрантов из других республик СССР, чтобы не превращать Вильнюс в русскоязычный город, какими стали Таллин и Рига. В наши дни все три страны Балтии угрюмо согласились с требованием ЕС размещать на своей территории выходцев из Азии и Африки.

Это все факты, а факт — самая упрямая вещь в мире. Возразить против этих фактов властям Прибалтики нечего, поэтому они вводят уголовные сроки за отрицание «оккупации», запрещают въезд несогласным с их версией истории и плачутся на международных площадках, какая Россия имперская, нецивилизованная и агрессивная. То есть не кается, не извиняется и денег нам не дает.

Но все бесполезно.

Сейчас власти Литвы, Латвии и Эстонии признали безнадежность своей политики: материальные компенсации за «советскую оккупацию» от России получить невозможно.

На прошлой неделе главы парламентов стран Прибалтики пришли к общему выводу, что попытки вытянуть из российского бюджета деньги — сизифов труд. Председатель Сейма Литвы Викторас Пранцкетис сказал насчет компенсаций за «оккупацию», что Прибалтике «следовало бы ставить перед собой цели, которые можно достичь». «Таких целей, достижение которых — лишь из области надежды, нам не надо», — заявил Пранцкетис о российских деньгах.

Спикер эстонского Рийгикогу Эйки Нестор согласился с литовским коллегой, а председатель Сейма Латвии Инара Мурниеце подчеркнула, что прежде всего странам Балтии «необходимо договориться между собой».

Прибалтика прощается со своей вековечной мечтой: сесть России на шею, свесить ноги и безбедно жить дальше, как в Советском Союзе, на русских деньгах, только на этот раз не скрывая своей русофобии.

Россия не позволила Прибалтике на себе ехать. И там вынуждены это признать.

Александр Носович

https://www.rubaltic.ru/articl...

Источник ➝