Эффект бумеранга: как антироссийские санкции ударили по экономике Украины

Введение санкций против Москвы и утрата российского рынка привели к тому, что Украина потеряла 50% своего ВВП. Об этом заявил депутат Верховной рады Евгений Мураев. По его словам, ограничительные меры нанесли сокрушительный удар по высокотехнологичной промышленности страны.

Депутат Верховной рады Евгений Мураев полагает, что Украина лишилась половины валового внутреннего продукта из-за ограничительных мер против РФ. По его мнению, постмайданные власти сделали экономику Украины заложницей политических проблем с Россией.

Как отметил депутат, от разрыва экономических отношений с РФ сильнее всего пострадали высокотехнологичные предприятия. Главный удар пришёлся на самолётостроительную корпорацию ГП «Антонов», двигателестроительную компанию АО «Мотор-Сич» и ракетостроительное предприятие «Южный машиностроительный завод» (Южмаш).

«Наше самолётостроение, турбиностроение, приборостроение стало загибаться. Вы посмотрите, что произошло с киевскими заводами, что произошло в Днепропетровске. Они из нашего космоса делают теперь музей. Вдумайтесь: мы делали самые технологичные ракеты в мире... Это точно невыгодно нам, украинцам», — сказал Мураев.

Депутат считает, что Киев ведёт двойную игру: объявляя Россию агрессором, вторгшимся в Донбасс, власти продолжают вести торговлю с «оккупантом» и покупают энергоресурсы. По его словам, мир в Донбассе является основным условием восстановления торгово-экономических отношений с Москвой. При этом Мураев подчеркнул, что руководство Украины должно выполнить Минские соглашения.

Последствия «революции достоинства»

Подсчёт убытков от последствий «революции достоинства» (главным требованием которой была евроассоциация. — RT) на Украине начался в 2015 году. С 2013 по 2015 год ВВП Украины обвалился с $180 млрд до $91 млрд, то есть в два раза. Экономическое оживление на Украине началось в 2016 году, когда ВВП увеличился на 2,3%. По итогам 2017 года рост экономики страны составил 2,1%.

Если верить официальной статистике, то ВВП Украины на душу населения (включая 6 миллионов трудовых мигрантов) составляет чуть более $2 тыс. (в РФ — более $8 тыс.). По этому показателю Украина является одной из беднейших стран Европы.

Вслед за западными государствами постмайданные власти ввели против России свои экономические санкции. Также Киев разорвал военно-техническое сотрудничество, которое среди прочего предусматривало поставки комплектующих и агрегатов для российской оборонной промышленности. В результате десятки крупных украинских компаний лишились рабочих мест и самого большого рынка сбыта, которым являлась Россия. В структуре их экспорта наша страна занимала ведущее место.

С введением санкций РФ перестала получать из Украины высокотехнологичную конечную продукцию и широкий ассортимент комплектующих. Однако в относительно короткие сроки Москва избавилась от этой зависимости. В частности, Россия наладила производство собственных газотурбинных двигателей для авиации и ВМФ и реанимировала проекты транспортных самолётов.

Одним из стратегических векторов постмайданных властей стал отказ от закупок российских энергоресурсов. «Энергетическая революция» Киева заключалась в переориентации на импорт так называемого реверсного газа, то есть на покупку произведённого в РФ топлива у Польши, Словакии и Венгрии.

«Экономическая агрессия»

В ответ на украинские ограничительные меры осенью 2015 года правительство РФ ввело контрсанкции в сельскохозяйственной сфере. С октября 2015 года украинским предприятиям запрещено завозить в Россию свинину, пищевые субпродукты и животные жиры.

С 1 января 2016 года в отношении Киева стало действовать полноценное продовольственное эмбарго, которое привело к парадоксальной ситуации: Украина, которая гордится статусом аграрной державы, начала закупать в РФ мясную продукцию. Импорт мяса на Украину из России вырос более чем в пять раз, если сравнить показатели 2015 и 2016 годов.

Контрмеры в сфере продовольствия, на которые пошла Москва, киевские власти называют «экономической агрессией», сетуя на гигантские потери украинских производителей. Так, в сентябре 2016 года президент Украины Пётр Порошенко заявил, что «закрытие Россией своего рынка стало для Украины экономическим шоком».

«Оно обошлось нам минимум в $15 млрд. Мы потеряли десятки, если не сотни тысяч рабочих мест, и эта экономическая агрессия является одной из главных причин стремительного падения уровня жизни», — заявил Порошенко.

«Реальные цифры потерь назвать трудно. Мураев говорит, что это 50% ВВП, то есть почти $90 млрд, Порошенко — $15 млрд. В любом случае с Украиной произошла катастрофа. Разорвав кооперацию с Россией, она срубила сук, на котором сидела. В итоге вся гордость украинской промышленности оказалась на дне. А это — потеря научно-производственного потенциала, который создаётся десятилетиями», — констатировал в беседе с RT украинский политолог Владимир Скачко.

Разочарование в ЕС и интерес к России

Главное разочарование постмайданной власти — это нежелание Евросоюза (с которым было подписано соглашение об ассоциации) предоставлять достаточное количество квот для экспорта украинской продукции, чтобы компенсировать потери на российском рынке.

По этому поводу весьма категорично выразился еврокомиссар Йоханнес Хан. Ещё в ноябре 2015 года чиновник заявил, что ЕС предоставил Киеву «немало денег для того, чтобы украинский бизнес подготовился к новым возможностям экспорта и к новым условиям рынка».

«Будем говорить откровенно: ещё с того времени, как мы договорились о ЗСТ (зоне свободной торговли. — RT), не было секретом, что после её введения РФ может действовать в ответ, нравится это нам или нет. И было достаточно времени, чтобы подготовиться к этому», — пояснил Хан.

По мнению Скачко, украинские власти получили вполне закономерный ответ. К тому же, как пояснил эксперт, Евросоюз изначально дал понять Киеву, что будет пускать украинские товары на свой рынок по строго отведённым квотам. Причём квоты на сельхозпродукцию (цена на которую выросла на мировом рынке) оказались ничтожными.

Неудивительно, что в долларовом выражении совокупный украинский экспорт упал с $63,3 млрд (2013) до $38,1 млрд (2016). Его рост наметился только в 2017 году — за первые девять месяцев прошлого года Киев вывез товаров и услуг на $38 млрд (на $6 млрд больше, чем за соответствующий период 2016 года).

На фоне санкций и политических неурядиц российско-украинский объём торговли между странами сократился до $8,5 млрд в 2016 году по сравнению с $40 млрд в 2013 году. Однако статистика 2017 года демонстрирует возрождение товарооборота между Украиной и Россией. Только за восемь месяцев 2017 года Москва и Киев продали друг другу товаров на $7,7 млрд. А в 2018 году, по прогнозам экспертов, российско-украинский товарооборот может превысить отметку в $10 млрд.

«Нынешняя доля России в структуре товарооборота Украины составляет чуть более 9%, у ЕС — 40%. Однако Россия, как и в предыдущие годы, остаётся для Украины вторым по значимости торговым партнёром. Также стоит понимать, что в России традиционно высок спрос на продукцию перерабатывающей промышленности Украины, которая ЕС не нужна. Условно говоря, европейцы покупают на Украине только сырьё и полуфабрикат», — сказал Скачко.

Статистика товарооборота отчётливо демонстрирует, что от евроассоциации выиграл ЕС, а не Украина. По итогам 2016 года европейские страны нарастили экспорт на Украину на €2,5 млрд, тогда как Киев увеличил поставки своей продукции в Евросоюз на €243 млн. За январь — ноябрь 2017 года объём европейского импорта на Украину составил $16,51 млрд, а показатель украинского экспорта в ЕС — $12,77 млрд.

В условиях отрицательного торгового сальдо с ЕС ($3,7 млрд) Украина стала наращивать позиции на российском рынке. Оживление динамики взаимной торговли вызвано «победой здравого смысла».

«Украина начала осознавать, что не может игнорировать гигантский рынок «страны-агрессора». Для огромного перечня украинских товаров другого рынка сбыта нет. Причина заключается в той кооперации, которая существовала в СССР. Она была искусственно разорвана Киевом, но сейчас стало понятно, что продукция, уходившая в РФ, за рубежом никому не нужна», — сказал Скачко.

Политолог считает, что главным двигателем увеличения российско-украинского товарооборота стал мелкий и средний бизнес Украины. Кроме того, поворот в сторону России постепенно совершают крупные компании, включая государственные.

«В нынешней ситуации торговля с Россией является спасением прежде всего для небольших предпринимателей. На свой страх и риск, минуя запреты и санкции, они поставляют продукцию восточному соседу. Аналогичным образом, только хитрее, ведут себя государственные и крупные частные компании, торгуя через фиктивные юрлица и с помощью взяток. Все понимают, что иначе на Украине не прожить», — отметил Скачко.

Источник ➝