Cемь первых уроков глобального коронавирусного кризиса

Мы переживаем странные времена. Не знаем, когда закончится пандемия COVID-19, не знаем, как она закончится, и пока можем только высказывать предположения о её долгосрочном политическом и экономическом воздействии. Историки говорят однозначно: эпидемии — это события, а не тренды. Как отмечает историк медицины Чарльз Розенберг, «эпидемии начинаются в определённый момент времени, развиваются на ограниченной сцене, следуют сюжетной линии с нарастающим напряжением, затем переходят к кризису индивидуального и коллективного характера и, наконец, движутся к завершению».

Розенберг также утверждал, что эпидемии оказывают давление на общество, которое они поражают. Возникающее напряжение выявляют скрытые структуры, которые до этого оставались незаметными. В результате эпидемии служат инструментом для отбора проб при социальном анализе. Они обнажают, что действительно важно для населения и кого они по-настоящему ценят. Все известные эпидемии объяснялись не только как кризис общественного здоровья, но и как нравственный кризис. В возникновении и распространении эпидемии винили определённые социальные группы. Сегодня похожая драма разыгрывается с COVID—19 — сначала в Китае, а затем и в других странах.

Пока слишком рано делать выводы о долгосрочном воздействии глобального кризиса, который только начался, но семь первых уроков уже можно назвать.

Урок первый. Пандемия приведёт к возврату сильного правительства. После краха Lehman Brothers в 2008 г. многие эксперты полагали, что вследствие недоверия к рынку возрастёт вера в государство. Эта идея отнюдь не новая: в 1929 г., когда началась Великая депрессия, люди требовали, чтобы сильное правительство вмешалось и исправило ошибки, допущенные рынком. В 1970-е гг. ситуация кардинально изменилась: люди разочаровались во вмешательстве властей и вновь стали верить в рынок. Парадокс Великой рецессии 2008 г. в том, что недоверие к рынку не повлекло за собой потребность в усилении государственного вмешательства.

Сегодня из-за пандемии коронавируса государство вновь выйдет на первые роли. COVID—19 заставляет людей полагаться на правительство, которое должно организовать их коллективную защиту от пандемии и спасти терпящую бедствие экономику. Эффективность правительства сегодня оценивается по способности изменить привычное поведение людей. В контексте кризиса бездействие населения — это самое заметное действие.

Второй урок: коронавирус в очередной раз продемонстрировал иллюзорность границ, что позволит укрепить роль национальных государств в Евросоюзе. Доказательством можно считать закрытие границ между некоторыми странами, а также то, что каждое правительство в Европе сегодня сосредоточено на проблемах собственного населения. В нормальных условиях страны — члены ЕС не проводили бы различия между пациентами по их гражданству, но в нынешнем кризисе приоритет, скорее всего, будут отдавать своим гражданам (речь не идёт об иммигрантах из других регионов, а только о европейцах с паспортом ЕС).

Коронавирус усугубит национализм, но не этнический, а территориальный. Судя по телерепортажам и заявлениям правительств, возвращение соотечественников из регионов, пораженных вирусом, не приветствуется так же, как и прибытие иностранцев.

Чтобы выжить, правительства попросят граждан выстроить стены не только между странами, но и между людьми, потому что опасность заражения исходит от людей, которых они встречают на улице. Наибольшую угрозу представляют самые близкие, а не незнакомцы.

Третий урок коронавируса связан с доверием к экспертам. Финансовый кризис 2008 г. и кризис с беженцами в 2015 г. вызвали массовое недовольство экспертами. «Мы не доверяем экспертам» — этот слоган принёс победу популистам. Но в нынешнем кризисе профессионализм вернул свои позиции. Большинство людей готовы доверять экспертам и обращаться к науке, когда на кону их собственная жизнь. Мы уже видим, как растёт легитимность профессионалов, которые возглавили борьбу против вируса. Возврат сильного государства стал возможным, потому что вернулось доверие к экспертам.

Четвёртый урок допускает интерпретации, но в любом случае крайне важен. К сожалению, коронавирус может увеличить распространение авторитаризма больших данных, который использует правительство Китая. Кто-то обвиняет руководство КНР в отсутствии прозрачности, из-за чего реакция на распространение вируса в декабре 2019 г. была медленной, но эффективность реакции и возможности властей по контролю передвижения и поведения людей действительно впечатляет. В нынешнем кризисе граждане постоянно сравнивают реакцию и эффективность действий своих правительств. Поэтому не стоит удивляться, если по окончании кризиса Китай будет выглядеть победителем, а Соединённые Штаты проигравшим. Кризис приведёт к дальнейшей эскалации конфронтации США и КНР. Американские СМИ открыто обвиняют Пекин в распространении коронавируса, в то время как Китай пытается использовать неспособность западных демократий эффективно реагировать на вызов, чтобы доказать превосходство своей модели.

Пятый урок касается антикризисного менеджмента. В условиях экономических спадов, наплывов беженцев и терактов правительства выяснили, что паника — их худший враг. Если на протяжении нескольких месяцев после теракта люди меняли привычное поведение и прекращали выходить из дома, значит, террористы достигли своей цели. То же самое было в 2008 г.: изменение поведения увеличивало потери от финансового кризиса. Поэтому на начальной стадии кризиса с COVID—19 лидеры выступали с призывами «не беспокоиться», «вести привычный образ жизни», «игнорировать риск» и «не преувеличивать». Теперь правительства говорят гражданам, что нужно изменить поведение и оставаться дома. И здесь успех зависит от умения правительства запугать людей. «Не паникуйте» — неправильный месседж в случае с COVID-19. Чтобы сдержать пандемию, люди должны паниковать и кардинально изменить образ жизни. Все предыдущие кризисы XXI века — 11 сентября, Великая рецессия, кризис с беженцами — развивались на ощущении тревоги, нынешний кризис подстёгивает чистый страх. Люди боятся инфекции, боятся за свою жизнь и жизнь своих близких. Но как долго люди могут оставаться дома?

Шестой урок заключается в том, что COVID—19 окажет существенное воздействие на отношения между поколениями. В контексте дебатов об изменении климата и связанных с ним рисках молодые критиковали старшее поколение за то, что оно не задумывается всерьёз о будущем. Коронавирус кардинально изменил динамику: теперь старшие члены общества более уязвимы и ощущают угрозу из-за того, что миллениалы не желают менять свой образ жизни. Конфликт поколений усугубится, если кризис продлится долго. Классическим кошмаром XX века была ядерная война, которая угрожала убить всех и практически сразу. В случае с коронавирусом молодые европейцы, решившие пировать во время новой чумы, рискуют проболеть неделю, а вот их родителям грозит смерть.

Последний урок заключается в том, что в определённый момент правительствам придётся выбирать: сдержать пандемию ценой разрушения экономики или пойти на большие человеческие жертвы, но сохранить экономику. Со временем некоторые могут прийти к выводу, что неработающая экономика представляет большую угрозу, чем риск увеличения числа заразившихся.

Пока слишком рано говорить о долгосрочных последствиях COVID—19. Но уже сейчас ясно: это антиглобализационный вирус и главными причинами катастрофы назовут открытые границы и смешение народов. Исторически одним из самых драматичных аспектов эпидемии является стремление найти виновных. Евреи в средневековой Европе, продавцы мяса на китайских рынках — кто-то обязательно должен быть виноват. Поиск виноватых основывается на существующем социальном делении по вероисповеданию, расам, этническим группам, классу и полу.

Коронавирусный кризис оправдал опасения антиглобалистов: закрытые аэропорты и граждане в самоизоляции выглядят как возврат к нулевому уровню глобализации. По иронии судьбы, лучшим способом остановить кризис индивидуалистического общества оказалось попросить людей запереться в своих домах. Социальное дистанцирование — вот новое название солидарности.

Парадоксально, но новый пик антиглобализма способен ослабить позиции политиков-популистов, которые, даже оказавшись правы, не смогут предложить решения проблемы.

Нам ещё предстоит увидеть, как кризис повлияет на будущее европейского проекта. Пандемия кардинально изменила подход ЕС к решению всех кризисов последнего десятилетия. Бюджетная дисциплина перестала быть экономической мантрой даже в Берлине, и ни одно европейское правительство сегодня не будет выступать за открытие границ для беженцев. Очевидно, что коронавирус поставит под вопрос некоторые базовые принципы, на которых строится Евросоюз. Мы и представить не могли, как писал поэт Стивен Спендер, что увидим «износ времен и калек, конечности которых напоминают знак вопроса».

Иван Крастев, ведущий научный сотрудник Института наук о человеке (г. Вена)

Украина-2020: Зеленский — заложник коллаборационистов и компрадоров

Президент Украины Владимир Зеленский входит в пандемию коронавируса, чтобы, скорее всего, уже не выйти из неё хоть мало-мальски самостоятельным политиком. Он им, в принципе, никогда и не был. Но хоть была надежда на то, что он очнётся и что-то предпримет, опираясь на 73% за него проголосовавших.

Но сейчас и она тает, как последнее дыхание старушек, которым не хватило приборов искусственной вентиляции легких в больницах, разрушенных медицинской реформой.

Кстати, о медреформе, которая стараниями и.

о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, его, украинское здравоохранение, и «убила». Первый этап ее (реформы, а не Супрун) прошел, и медицина уже агонизирует вместе со «лишними людьми» - стариками и хроническими больными, для которых социальный геноцид и так не оставил места в здоровом будущем. Но режим Зеленского не собирается отказываться от второго этапа «реформы» с 1 апреля сего года. Причем, подчеркиваю, в условиях пандемии коронавируса, которая фактически обрекла большинство стариков, заразившихся «чумой ХХI века», на вымирание в условиях тотального и безумного карантина. И это ярчайшее подтверждение того, что в Украине ничего не меняется. Кроме президента, который забыл, что обещал людям, и сейчас врет по старым сценариям.

Как говорится, Зеленский всем обещал, что будет «приговором» убивающему страну порохоботству, но жизнь внесла коррективы. Пандемия пандемией, а убийство страны должно продолжаться по расписанию. И даже в турборежиме. Несмотря на смену президента, который, увы, тоже оказался заложником коллаборационистов – соросят и грантоедов как в политике, так и в гражданском обществе. И даже смена одной команды – откровенных и бесстыдных соросят – на более умеренных и согласовывающих свои хотелки с местными олигархами ни к чему не привела, курс страны остается прежним.

В первую очередь, конечно же, в экономической политике. Ее никто не собирается серьезно менять. Суть ее, напоминаю, это распродажа страны, но теперь более медленными темпами и с учетом пожеланий украинских олигархов, на совещании с которыми Зеленский, что называется, зуб давал и обещался никого не обидеть. Ну, разве что мешпуху какую-то мелкую и уже отработанную кинуть на съедение общественному мнению. Типа Виктора Пинчука, который при Гончаруке в службе Джорджу Соросу, своему главному кредитору и благодетелю, совсем уж краев не видел.

 

В остальном – то же сотрудничество с МВФ и прочими международными заемщиками, которые гонят Украину в долговую яму и требуют раздеть и ободрать даже не до трусов, а до костей. И Зеленский мечется, как по сцене «95 квартала», но движется в этой парадигме. Давит на своих подопечных «слуг народа» в Верховной Раде, чтобы те приняли два важных закона, требуемых МВФ. О продаже земле и о невозможности возврата банков, национализированных Украиной. Во втором случае, как вы понимаете, имеется в виду «Приватбанк» Игоря Коломойского, за который он пасть порвет любому и который он хочет вернуть себе с профитом. Потому-то пока законы эти и не принимаются. Идут терки: или государство второй раз заплатит за «Приватбанк», или Коломойский срубит за него лично с Порошенко.

Второй признак неизменности курса и службы Зеленского продажным прозападным коллаборационистам и компрадорам – это война в Донбассе. Зеленский пришел к власти на лозунге мира на юго-востоке страны. И ему поверили. А он и в этом вопросе кладет, как говорится, с прибором. И на свои обещания, и на головы избирателей. Вот буквально на днях он фактически отказался от единственного более-менее конкретного шага, хоть как-то разблокирующего переговоры о мире и приближающего к нему по «Минским соглашениям-2» («Минску-2»). Я имею в виду отказ от создания Консультативного совета из представителей Украины и ЛДНР, которые согласовывали бы все проблемные вопросы прекращения войны и наступления мира. Согласовывать все вопросы, касающиеся ЛДНР, это требование «Минска-2» и, следовательно, общая позиция трех из «нормандской четверки» - России, Германии и Франции. Но Киев не хочет и слышать о прямых переговорах с «сепаратистами-террористами-агрессорами».

 

О Консультативном совете вроде бы договорились и записали это в соответствующий протокол глава Офиса президента Украины Андрей Ермак и замглавы администрации президента России Дмитрий Козак, перед своим шефами ответственные за переговоры в Донбассе. Но коллаборационисты и компрадоры, политически завуалированные под патриотов, неонацистов и неофашистов, подняли вой, обвинили Зеленского и главу ОПУ в «зраде» и пообещали устроить новый майдан с госпереворотом. И «зе-дебилы», как всегда, струсили, дрогнули и отступили.

Вместе с провалом идеи Консультативного комитета фактически сорваны и другие мирные инициативы и договоренности – обмен пленными, открытие новых КПВВ (контрольных пунктов въезда-выезда) на линии соприкосновения, подтверждение о прекращении огня (увы, взаимные обстрелы в Донбассе продолжаются каждый день) и т. д. То есть «Минск-2» и мир в Донбассе опять зависли.

Другими словами, Зеленскому сегодня и пандемия коронавируса не мешает держать курс на войну. Он рассматривает заразу, как подмогу в войне. И в вышибании денег из западных кураторов. Никто ничего, конечно, Зеленскому не даст. Западу сейчас самому не хватает. Но коллаборационисты и компрадоры убеждают его, что кто-то что-то даст. А олигархи, не исключено, уговаривают Зеленского «не сдаваться», чтобы если МВФ и прочие денег не дадут, то использовать и пандемию, и войну как отягощающие общую ситуацию факторы и оправдание для объявления дефолта. И отказа платить по долгам. В этом есть свое варварский резон. Да, население будет загибаться от еще большего разорения и нищеты. Но в этом случае, например, олигархи-то и смогут беспрепятственно и за бесценок подгрести в Украине все, что им нужно. А потом перепродать «ненужное» все тем же западным компаниям. Но уже дороже.

Ну, а президент Зеленский послужит отличной ширмой, ответственной за все. Его, может быть, для этого и делали президентом, чтобы попользовать, как марионетку-болванчика на ниточках, а потом сменить на кого-то еще. Как Гончарука на Шмыгаля, чего в народе мноиге даже не заметили. Это и называется «неоколониальная администрация в несамостоятельной стране-лимитрофе в условиях внутренней оккупации», когда президент вроде бы есть, а вроде бы его и нет…

http://antifashist.com/item/ze...

Владимир Скачко

Коронавирус и Путин вынуждают «Газпром» посмотреть на Россию

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх