Влад Свар предлагает Вам запомнить сайт «Вовкин»
Вы хотите запомнить сайт «Вовкин»?
Да Нет
×
Прогноз погоды
Главное за сутки
Гений Павленского не признан жестокой Францией
19 окт, 10:50
+5 4

Новости СМИ

Обсуждается
«Лошадь, готовая пахать»: реакция соцсетей на выдвижение Ксении Собчак в президенты

«Лошадь, готовая пахать»: реакция соцсетей на выдвижение Ксении Собчак в президенты

Казавшиеся невероятными слухи оказались правдой: телеведущая, актриса, журналистка телеканала «Дождь», светская львица, главный редактор журнала L'Officiel и молодая мать Ксения Собчак действительно выдвигает свою кандидатуру в президенты России на выборах 2018 года. Ее письмо опубликовала…

20 окт, 00:28
0 5
Латыш Екаб о печальной ситуации в Латвии: масштаб драмы неописуем

Латыш Екаб о печальной ситуации в Латвии: масштаб драмы неописуем

В Латвии стали видны объективные признаки загнивания страны, которые проиллюстрировали фото. Латвийцы уже устали от процесса деградации своей страны. Так, в статье, опубликованной на портале Vesti.lv, был описан «крик души» латвийского жителя и ландшафтного фотографа по имени Екаб. Изд…

18 окт, 23:40
+29 30
Не доводить до суда: Сытин попросил прощения у россиян за оскорбления

Не доводить до суда: Сытин попросил прощения у россиян за оскорбления

Российский политолог, оппозиционер Александр Сытин извинился перед Русланом Осташко за оскорбление России и россиян после получения коллективного искового заявления. Сытин в социальной сети Facebook обратился к главному редактору портала Politrussia.com Руслану Осташко после видеобраще…

18 окт, 23:49
-35 52
ВХОД НА САЙТ

Путин вошел в клетку с немецкими львами и удивил Запад глубиной личности

развернуть

Поэт Дмитрий Кедрин (1907-1945)

Дмитрий Кедрин родился 4 февраля 1907 года в донбасском посёлке Берестово-Богодуховский рудник в семье горняка. 

Женщина, которую он в конце жизни стал называть матерью, была его тётушкой, а фамилия, которую он носил, принадлежала его дядюшке. Дедом Дмитрия Кедрина по материнской линии был вельможный пан Иван Иванович Руто-Рутенко-Рутницкий, проигравший своё родовое имение в карты. Человек крутого нрава, он долго не женился, но в сорок пять лет выиграл в карты у своего приятеля его дочь Неонилу, которой было пятнадцать лет. Через год по разрешению Синода он женился на ней. В браке она родила пятерых детей: Людмилу, Дмитрия, Марию, Неонилу и Ольгу. Все девушки Рутницкие учились в Киеве в институте благородных девиц. Дмитрий в восемнадцать лет кончил жизнь самоубийством из-за несчастной любви. Мария и Неонила вышли замуж. С родителями остались старшая дочь Людмила, некрасивая и засидевшаяся в девушках, и младшая – прелестная, романтичная, любимица отца Ольга.


Чтобы выдать замуж Людмилу, Иван Иванович не пожалел ста тысяч рублей приданого. Мужем Людмилы стал Борис Михайлович Кедрин – в прошлом военный, за дуэли выдворенный из полка, живущий на долги. Молодые переехали в Екатеринослав. После отъезда Кедриных Ольга призналась матери, что беременна. Причём неизвестно, сказала ли она, кто отец ребенка, или нет. А мать, зная крутой нрав и вздорность мужа, сразу отослала Ольгу к Неониле в город Балту Подольской губернии. Неонила отвезла сестру в знакомую молдавскую семью, неподалеку от Балты, где Ольга родила мальчика. Это случилось 4 февраля 1907 года. 

Неонила уговаривала мужа усыновить ребёнка сестры, но тот, боясь осложнений по службе, отказался. Тогда Ольга поехала к Кедриным в Юзово. Боясь гнева отца и позора, она оставила ребёнка в молдавской семье, где у мальчика была кормилица. Ольге удалось уговорить Бориса Михайловича Кедрина усыновить её ребенка, и здесь же, в Юзово, точнее, на Богодуховском руднике, предшественнике нынешнего Донецка, за большие деньги поп окрестил ребёнка, записав его сыном Бориса Михайловича и Людмилы Ивановны Кедриных. В момент крестин мальчику было уже около года. Назвали его Дмитрием – в память о рано ушедшем из жизни брате Ольги и Людмилы.

В Днепропетровск, тогда ещё Екатеринослав, маленького Митю привезли в 1913 году. Здесь бабушка читала ему стихи Пушкина, Мицкевича и Шевченко, благодаря чему он навсегда влюбился в польскую и украинскую поэзию, которую впоследствии часто переводил. Здесь он начал писать стихи, учился в техникуме путей сообщения и впервые в 17 лет напечатал «Стихи о весне». Он писал в газете «Грядущая смена» и в журнале «Молодая кузница», приобрёл признание и популярность среди молодежи. Его уважали за талант, узнавали на улице, и здесь он пережил первый арест за «недоносительство». 

Типичное для того времени обвинение оборачивается для Дмитрия Кедрина 15-ю месяцами заключения. После освобождения в 1931 году он переехал в Подмосковье, где ранее обосновались его днепропетровские друзья-поэты М.Светлов, М.Голодный и другие литераторы. Он работал в газете Мытищинского вагоностроительного завода, в качестве литконсультанта сотрудничал с московским издательством «Молодая гвардия». Его супругой стала Людмила Хоренко в которую также был влюблен его друг инженер-конструктор Иван Гвай, один из создателей «Катюши».

Поэт Дмитрий Кедрин (1907-1945)

 

Вот как об этом писал, основываясь на рассказах близких, в книге об отце «Жить вопреки всему» Светлана Кедрина: «Ивану очень понравилась Миля (Людмила Хоренко), и на первых порах он даже пытался за ней приволокнуться, но однажды мой отец отозвал его в сторону и сказал: «Слушай, Ванька, оставь Милю в покое, она мне очень дорога». - «Прости, Митяйка, я и не знал, что у тебя это так серьезно», - смущенно ответил Гвай». 

Кедрин был внутренне независим, оставаясь при всём при этом идеалистом и романтиком. Он пытался самому себе представить большевистскую революцию, как совершенно естественный и даже желательный для России путь развития. Он пытался совместить в себе самом несовместимое. Однако обмануть себя не удалось. Поэт ощущал своё одиночество: «Я одинок. Вся моя жизнь — в минувшем. Писать не для кого и незачем. Жизнь тяготит все больше… Сколько еще? Гёте сказал правду: «Человек живёт, пока хочет этого».

Кто знает, как сложилась бы его жизнь, если б он не переехал в столицу, где начались все тяготы и унижения, главными из которых были постоянная бытовая неустроенность и невозможность издать книгу стихов.

В московский период жизни Кедрин не имел не то что квартиры или комнаты, но даже своего постоянного угла. Он часто переезжал с места на место, ютился со своей семьёй в убогих и тесных комнатёнках, перегороженных фанерой или занавесками, ему приходилось жить среди вечного шума и криков соседей, плача дочери и ворчания тётушки. С грустным и тревожным настроением Кедрин однажды записал в дневнике, обращаясь к жене: «А мы с тобой обречены судьбою в чужом дому топить чужую печь». В этой обстановке он умудрялся быть гостеприимным хозяином и писать изумительные стихи. 

В 1932 году им было написано стихотворение «Кукла», сделавшее поэта известным. Говорят, что Горький до слёз растрогался при чтении этого стихотворения: 

Как темно в этом доме!
Ворвись в эту нору сырую
Ты, о время моё!
Размечи этот нищий уют!
Тут дерутся мужчины,
Тут женщины тряпки воруют,
Сквернословят, судачат,
Юродствуют, плачут и пьют…
 

Мрачной картине настоящего противопоставлялся светлый пафос грядущих преобразований. Особенное впечатление на Горького произвели патетические строки: 

Для того ли, скажи,
Чтобы в ужасе,
С чёрствою коркой
Ты бежала в чулан
Под хмельную отцовскую дичь, -
Надрывался Дзержинский,
Выкашливал лёгкие Горький,
Десять жизней людских
Отработал Владимир Ильич?
 

Алексей Максимович был искренне тронут, сумел оценить мастерство автора и 26 октября 1932 года организовал читку «Куклы» на своей квартире в присутствии членов высшего руководства страны. 

Читал Владимир Луговской. Горький непрерывно курил и смахивал слёзы. Слушали Ворошилов, Будённый, Шверник, Жданов, Бухарин и Ягода. Вожди (кроме начитанного Бухарина) в поэзии ничего не смыслили, однако стихотворение им понравилось, и было одобрено. Больше того: это стихотворение получило одобрение и со стороны самого главного читателя и критика тех лет: «Прочёл «Куклу» с удовольствием. И.Сталин». 

«Красная новь» напечатала «Куклу» в №12 за 1932 год. На следующий день после публикации Кедрин проснулся если не знаменитым, то авторитетным. Но высочайшее одобрение не слишком помогло Кедрину, и он не мог выйти со своими стихами к читателю – все его попытки издать книгу проваливались. В одном из его писем было написано: «Понять, что ты никогда не расскажешь другим того большого, прекрасного и страшного, что чувствуешь, – очень тяжело, это опустошает дотла». 

Отвергнутые произведения Кедрин складывал в стол, где они пылились до очередного приезда друзей, его верных слушателей и ценителей. Он работал, не покладая рук, получал гроши, во всём себе отказывал. Он говорил жене: «Поэт хотя бы изредка должен издаваться. Книга – это подведение итога, сбор урожая. Без этого невозможно существовать в литературе. Непризнание – это фактически медленное убийство, толкание к пропасти отчаяния и неверия в себя». 

Дмитрий Кедрин в конце 1930-х годов обратился в своем творчестве к истории России. Именно тогда им были написаны такие значительные произведения, как «Зодчие» («под влиянием которого Андрей Тарковский создал фильм «Андрей Рублев» — отмечает Евгений Евтушенко), «Конь» и «Песня про Алёну-Старицу». 

Первую попытку издать книгу в ГИХЛе Кедрин предпринял вскоре после приезда в Москву, но рукопись вернули, несмотря на хорошие отзывы Эдуарда Багрицкого и Иосифа Уткина. В дальнейшем поэт, решивший для себя, что если в 1938 году книга не выйдет, то он прекратит писать, вынужден был исключить из неё многие вещи, в том числе уже получившие признание. После тринадцати возвращений рукописи для доработки, нескольких изменений названия и манипуляций с текстом эта единственная прижизненная книга Кедрина «Свидетели», в которую вошли всего семнадцать стихотворений, увидела свет. По поводу её автор писал: «Она вышла в таком виде, что её нельзя считать ни чём иным, как ублюдком. В ней сохранились не больше 5-6 стихотворений, которые стоят этого высокого имени…». 

Любовь к России, к её истории, культуре и её природе, пронизывала такие его стихотворения конца 1930-х и 1940-х годов, как «Красота», «Родина», «Колокол», «Всё мне мерещится поле с гречихою…», «Зимнее». Он подготовит даже целую книжку с названием «Русские стихи». 

Когда-то в сердце молодом
Мечта о счастье пела звонко.
Теперь душа моя — как дом,
Откуда вынесли ребенка.

А я земле мечту отдать
Все не решаюсь, все бунтую…
Так обезумевшая мать
Качает колыбель пустую.

15 июня 1941 года
 

Неудачная попытка их публикации относилась к 1942 году, когда Кедрин сдал книгу в издательство «Советский писатель». Один из ее рецензентов обвинил автора в том, что он «не чувствует слова», второй – в «несамостоятельности, обилии чужих голосов», третий – в «недоработанности строк, неряшливости сравнений, неясности мышления». И это в то время, когда поэзия Кедрина получила самую высокую оценку таких писателей, как М.Горький, В.Маяковский, М.Волошин, П.Антокольский, И.Сельвинский, М.Светлов, В.Луговской, Я.Смеляков, Л.Озеров, К.Кулиев и других литераторов. «Он подолгу стоял под Кремлевской стеной, - писала дочь поэта Светлана Кедрина, - любовался памятником Минину и Пожарскому и без устали кружил и кружил вокруг «Василия Блаженного». Этот храм не давал ему покоя, будоражил воображение, будил «генетическую память». Он был так красив, так вызывающе ярок, поражал такой законченностью линий, что после каждого свидания с ним Дмитрий Кедрин терял покой. Восхищение и восторг явились теми толчками, которые заставили отца изучить всю имеющуюся в Библиотеке Ленина литературу о строительстве храмов на Руси, об эпохе Ивана Грозного, о храме Покрова. Отца поразила легенда об ослеплении зодчих Бармы и Постника, которая и легла в основу созданной им за четыре дня поэмы «Зодчие». 

Большинство своих стихотворений Кедрин так и не увидел напечатанными, а его поэма «1902 год» пятьдесят лет ждала своего опубликования. 

Кедрин занимался переводами известных авторов. С конца 1938-го по май 1939 года переводил поэму Шандора Петефи «Витязь Янош». Но и здесь его ждала неудача: несмотря на хвалебные отзывы коллег и прессы, эта поэма при жизни Кедрина не была опубликована. Следующая попытка тоже провалилась: «Витязь Янош» Петефи вместе с «Паном Твардовским» Адама Мицкевича были включены в ту неизданную книгу стихов Кедрина, которую он сдал в Гослитиздат, уходя на фронт в 1943 году. Лишь девятнадцать лет спустя поэма Петефи увидела свет. 

 

Поэт Дмитрий Кедрин (1907-1945)ээ

До этого, в 1939 году, Кедрин ездил в Уфу по заданию Гослитиздата переводить стихи Мажита Гафури. Три месяца работы оказались напрасными – издательство отказалось выпустить книгу башкирского поэта. В конце 1970-х годов Кайсын Кулиев писал о Кедрине: «Он много сделал для братства культур народов, для их взаимного обогащения, как переводчик». 

Работая над исторической поэмой «Конь», Кедрин в течение нескольких лет изучал литературу о Москве и её зодчих, о строительных материалах того времени и способах кладки, перечитал множество книг об Иване Грозном, делал выписки из русских летописей и других источников, посещал места, связанные с событиями, которые собирался описать. Такие произведения донельзя трудоёмки, но, несмотря на это Кедрин увлечённо работал над ними, и в виде больших поэтических форм. Особо среди них выделялась гениальная драма в стихах «Рембрандт», на подготовку к которой у автора ушло около двух лет. Это произведение было опубликовано в 1940 году в журнале «Октябрь» и через год им заинтересовались в театральной среде, в том числе и Соломон Михоэлс, но постановке помешала война. Впоследствии «Рембрандт» звучал на радио, шёл по телевидению, по нему были несколько раз поставлены спектакли и опера. 

В первые годы войны Кедрин активно занимался переводами с балкарского (Гамзат Цадаса), с татарского (Муса Джалиль), с украинского (Андрей Малышко и Владимир Сосюра), с белорусского (Максим Танк), с литовского (Саломея Нерис), Людас Гира). Кроме того, известны также его переводы с осетинского (Коста Хетагуров), с эстонского (Йоханнес Барбаус) и с сербскохорватского (Владимир Назор). Многие из них были опубликованы. 

С самого начала войны Кедрин тщетно обивал все пороги, стремясь оказаться на фронте, чтобы с оружием в руках защищать Россию. Никто на фронт его не брал — по состоянию здоровья он вычеркнут изо всех возможных списков. Из стихотворения, датированного 11 октября 1941 года: 

… Куда они? В Самару — ждать победу?
Иль умирать?.. Какой ни дай ответ, —
Мне всё равно: я никуда не еду.
Чего искать? Второй России нет!
 

Враг находился на расстоянии 18—20 километров, со стороны Клязьминского водохранилища отчётливо слышна была артиллерийская канонада. На какое-то время он с семьёй оказался буквально отрезанным у себя в Черкизове: поезда в Москву не ходили, Союз писателей эвакуировался из столицы, а Кедрин не сидел сложа руки. Он дежурил во время ночных налётов на Москву, рыл бомбоубежища, участвовал в милицейских операциях по поимке вражеских парашютистов. У него не было возможности печататься, но он не прекращал поэтической работы, активно занялся переводом антифашистских стихов, много писал сам. В этот период им написаны стихотворения «Жильё», «Колокол», «Уголёк», «Родина» и другие, сложившиеся в цикл под названием «День гнева». В одном из наиболее известных своих стихотворений «Глухота» он признался:

Война бетховенским пером
Чудовищные ноты пишет.
Её октав железный гром
Мертвец в гробу — и тот услышит!
Но что за уши мне даны?
Оглохший в громе этих схваток,
Из всей симфонии войны

Я слышу только плачь солдаток. 

Наконец, в 1943 году он своего добился: его послали на фронт, в 6-ю воздушную армию, военным корреспондентом газеты «Сокол Родины». А перед уходом на фронт в 1943 году Кедрин отдал новую книгу стихов в Гослитиздат, но она получила несколько отрицательных рецензий и не была издана. 

Военный корреспондент Кедрин писал стихи и очерки, фельетоны и статьи, выезжал на передовую, бывал у партизан. Он писал только то, что нужно было газете, но понимал, что «впечатления накапливаются и, конечно, они во что-то выльются». Фронтовые стихи Кедрина лётчики 6-й Воздушной армии хранили в нагрудных карманах, в планшетах и в маршрутных картах. В конце 1943 года его наградили медалью «За боевые заслуги». Кедрин писал в 1944 году: «…Многие мои друзья погибли на войне. Круг одиночества замкнулся. Мне – скоро сорок. Я не вижу своего читателя, не чувствую его. Итак, к сорока годам жизнь сгорела горько и совершенно бессмысленно. Вероятно, виною этому – та сомнительная профессия, которую я выбрал или которая выбрала меня: поэзия». 

После войны к Кедрину вернулись все довоенные тяготы, которые он по-прежнему терпеливо переносил и однажды записал в своем дневнике: «Как много в жизни понедельников и как мало воскресений».

Семья Кедриных — сам Дмитрий Борисович, его жена Людмила Ивановна, дочь Света и сын Олег — продолжали жить в Черкизове на улице 2-я Школьная. А Дмитрий был полон больших творческих планов.

 

Поэт Дмитрий Кедрин (1907-1945)

 

В августе 1945 года Кедрин вместе с группой писателей уехал в командировку в Кишинёв, который поразил его своей красотой и напомнил Днепропетровск, юность, Украину. Он решил по приезде домой всерьёз обсудить с женой возможность переезда в Кишинёв. А рано утром 19 сентября 1945 года неподалёку от железнодорожной насыпи на мусорной куче в Вешняках было найдено его тело. Экспертиза установила, что несчастье произошло накануне, примерно в одиннадцать часов вечера. Как поэт оказался в Вешняках, почему он приехал на Казанский вокзал, а не на Ярославский, при каких обстоятельствах погиб – остаётся загадкой. Светлана Кедрина приводила строчки из дневника, в которых её мать описывала утро 18 сентября 1945 года, то последнее утро: «Митя глядел в книжку. Не знаю, читал ли он её или думал. И я подумала: неужели этот человек — мой муж? Неужели он так нежен и ласков со мною, неужели его губы целуют меня?.. И я подошла к нему. «Что, милая?» — спросил Митя и поцеловал мою руку. Я прижалась к нему, постояла и отошла. Через несколько минут Митя ушел из дома на поезд в Москву… Я проводила его до дверей, Митя поцеловал мои руки, в голову. И вышел… в вечность от меня, от жизни. Больше я Митю не видела. Через четыре дня я увидела его фотографию, последнюю и такую страшную. Митя был мёртв. Какой ужас был в его глазах! Ах, эти глаза! Они сейчас всё мне мерещатся…». 

Вдова попыталась восстановить картину гибели мужа, ведь в свидетельстве о его смерти отмечены перелом всех рёбер и левого плеча, но ей посоветовали заняться воспитанием своих детей. Дочь поэта Светлана Кедрина вспоминала: «Незадолго до смерти к нему явился близкий друг по Днепропетровску, ставший в эти годы большим человеком в Союзе писателей и немало помогавший нашей семье, и предложил папе доносить на своих товарищей: «Там знают, что все считают тебя порядочным человеком и надеются, что ты им поможешь…». Отец спустил приятеля с крыльца, а тот, встав и отряхнув брюки, с угрозой в голосе произнёс: «Ты ещё об этом пожалеешь»… 

Она вспоминала также, как 15 сентября 1945 года её отец поехал по каким-то делам в Москву (а они жили тогда в ближнем Подмосковье) и, вернувшись, потрясённо сказал: «Скажи спасибо, что ты сейчас видишь меня перед собой. Только что на Ярославском вокзале какие-то дюжие молодцы чуть не столкнули меня под электричку. Хорошо люди отбили». 

Сейчас, спустя много времени после смерти Дмитрия Кедрина можно предположить, что он стал жертвой репрессий. Приехав в 1931 году в Москву, он не честно написал в своей анкете, что в 1929 году был заключён в тюрьму «за недонесение известного контрреволюционного факта», чем сам поставил себя под удар. К этому прибавилось его дворянское происхождение, а после войны – его отказ работать сексотом. Его не коснулись репрессии 1937 года, но уже тогда он был в чёрных списках секретаря союза писателей Ставского, позволявшего себе говорить Кедрину: «Ты! Дворянское отродье! Или выучишь первые пять глав «Краткого курса» истории партии и сдашь зачёт лично мне, или я загоню тебя туда, куда Макар телят не гонял!» - пересказывая жене этот разговор, Дмитрий Кедрин не мог сдержать слёз обиды и унижения… 

Известно предположение литературоведа Светланы Марковской.

– Согласно официальной точке зрения, Кедрина убили по заказу Сталина. В Москве же от писателей я слышала другую историю. Пользуясь тем, что Дмитрия печатали редко, соратники стали… воровать у него стихи. Однажды Митя заметил это и в беседах с членами СПУ пригрозил рассказать всё правлению. Чтобы не дать разгореться скандалу, его убрали. Поговаривали и о какой–то темной истории, связанной с его днепропетровским арестом.

Источник - http://chtoby-pomnili.com/page.php?id=596

 

 

 

 

Для интересующихся – вот еще материал - http://allforchildren.ru/poetry/author140-kedrin.php

Дмитрий Борисович Кедрин (1907—1945) — советский поэт. 
Дмитрий Борисович Кедрин родился 4 февраля 1907 года в Донбассе (Украина) на Богодуховском руднике — предшественнике нынешнего города Донецка, недалеко от Екатеринослава (ныне Днепропетровск). Его дед по матери вельможный пан И. И. Руто-Рутенко-Рутницкий имел сына и четырёх дочерей. Младшая — Ольга родила вне брака мальчика, которого усыновил муж Ольгиной сестры Людмилы Борис Михайлович Кедрин, давший незаконнорождённому свои отчество и фамилию.
После смерти в 1914 году приёмного отца Дмитрий остался на попечении матери Ольги Ивановны, тёти Людмилы Ивановны и бабушки Неонилы Яковлевны.
Воспитанный на сказках А. С. Пушкина, стихотворениях М. Ю. ЛермонтоваН. А. Некрасова, Т. Г. Шевченко, Дм

 

Дмитрий рано почувствовал тягу к поэзии. Его первые стихи появились в газете Днепропетровского губкома комсомола «Грядущая смена» в 1924 году, а уже в следующем году он стал штатным сотрудником этой газеты, возглавил отдел рабочей поэзии. Так началась его литературная деятельность, хотя сам Дмитрий Борисович считал её началом опубликование в 1928 году в московском журнале «Октябрь» поэмы «Казнь». С этого времени его стихи стали появляться в журналах «Молодая кузница», «Прожектор», в газете «Комсомольская правда». 
В 1929 году он попал в тюрьму за «недонесение известного контртеррористического факта». Оказалось, что у его приятеля отец был деникинским генералом, а Дмитрий Кедрин, зная об этом, на него не донёс. За это он был осуждён на два года, провёл за решеткой пятнадцать месяцев и был досрочно освобождён. Он очень тяжело переживал всю эту историю. Она послужила одной из причин его с женой переезда в Москву. 
Друзья помогли ему устроиться литсотрудником в многотиражную газету «Кузница» Мытищинского вагоностроительного завода.
В 1934 году Кедрин перешёл литературным консультантом в издательство «Молодая гвардия» и одновременно работал внештатным редактором в Гослитиздате. Семью Кедриных выселили из заводского общежития, и им долго пришлось ютиться по частным квартирам в Черкизове, пока кое-как не устроились в двенадцатиметровой комнате, выделенной Черкизовским поссоветом. В свой крошечный домашний «кабинетик», отгороженный цветастой ситцевой занавеской уголок в два шага в общей комнате, где стоял письменный стол, он привозил в рюкзаке рукописи начинающих авторов и читал их по ночам. Стихи и рассказы были порой написаны от руки и часто таким неразборчивым почерком, что ему приходилось пользоваться лупой. Каждому из авторов он писал обстоятельный ответ на трёх-четырёх страницах. За этим занятием и просиживал большую часть ночи.
Соседи и знакомые порой сетовали, почему Дмитрий Борисович не здоровается, не отвечает на приветствия, не вступает с ними в разговоры. Им и невдомёк было, что в эти, казалось бы, праздные часы поэт не расставался с блокнотом и карандашом, напряжённо работал. В этот период им написаны самые значительные его произведения — драма в стихах «Рембрандт», поэмы «Зодчие», «Конь», «Алёна-Старица».
Исторические поэмы, выходившие перед войной, и единственная небольшая книга стихов «Свидетели» (1939) сделали его известным. К этому времени он был принят в Союз писателей. Но жизнь отравляло предвзятое к нему отношение тогдашнего секретаря Союза писателей В. П. Ставского, ненавидевшего поэта и за глаза называвшего его «врагом народа».
Когда началась Великая Отечественная война, Кедрина из-за слабого зрения освободили от воинской обязанности. На какое-то время он с семьёй оказался буквально отрезанным у себя в Черкизове: поезда в Москву не ходили, Союз писателей эвакуировался из столицы. Конечно, Д.Б. Кедрин не сидел сложа руки. Он дежурил во время ночных налётов на Москву, рыл бомбоубежища, участвовал в милицейских операциях по поимке вражеских парашютистов. У него не было возможности печататься, но он не прекращал поэтической работы, активно занялся переводом антифашистских стихов, много писал сам. В этот период им написаны стихотворения «Жильё», «Колокол», «Уголёк», «Родина» и другие, сложившиеся в цикл под названием «День гнева». 
Он упорно добивался отправки на фронт в действующую армию. В октябре 1943 года его направляют фактически в обход медицинской комиссии на Северо-Западный фронт в многотиражную газету 6-й воздушной армии «Сокол Родины».
После войны семья Кедриных — сам Дмитрий Борисович, его жена Людмила Ивановна, дочь Света и сын Олег — продолжали жить в Черкизове. Кедрин был полон больших творческих планов. Он подготовил к изданию поэтический сборник «Русские стихи», но рукопись получила отрицательный отзыв. Один из рецензентов, к примеру, написал: «Поэт пишет уже давно, а культуры стиха не выработал до сих пор». Это дало повод руководству писательского союза книгу «завернуть», а заодно и припомнить автору его дворянское происхождение. Чтобы хоть как-то прокормить семью, поэт был вынужден заняться малооплачиваемой работой — переводами и рецензированием рукописей молодых поэтов.
18 сентября 1945 года Кедрин уехал в Москву в Союз писателей за гонораром, но вечером домой в Черкизово не вернулся. Через четыре дня Людмила Ивановна опознала мужа по фотографии в одном из московских моргов. Тело Кедрина нашли 19 сентября на мусорной куче недалеко от платформы Вешняки Казанской железной дороги. Вдова попыталась восстановить картину гибели мужа, ведь в свидетельстве о его смерти отмечены перелом всех рёбер и левого плеча, но ей тактично посоветовали заняться воспитанием своих детей.
Последним приютом Кедрина стало иноверческое кладбище на Введенских горах в Москве. Ныне Введенское кладбище включено в государственный список памятников истории и культуры. Могилы исторических деятелей конца XIX — начала XX века, в том числе и поэта Кедрина, охраняются государством.

 

Поэт Дмитрий Кедрин (1907-1945)

 

Стихи, поэмы и прочие произведения Кедрина можно читать здесь - http://az.lib.ru/k/kedrin_d_b/

И еще хороший материал - http://www.hrono.ru/biograf/bio_k/kedrin_db.php

И здесь http://pushkino-2009.livejournal.com/33609.html

 

Я же не могу удержаться, ячтобы не выложить здесь одну из его «исторических поэм», которой (точнее, с которых) началось мое знакомство в поэзией Кедрина. Подруга в студенческие годы подарила мне пластинку, на которой были записаны поэмы «Приданое» и «Зодчие» - к сожалению, не помню, кто читал. Я тогда же раздобыла том стихов (сейчас понимаю – неполный) Кедрина и начала читать.  Потом еще и попала на студенческий выпускнйой спектакль (студенты Щуки) по пьесе «Рембрандт» - постановка и исполнение были замечательные. Да и стихи, а поэма написана стихом, им очень помогали. Так началась моя любовь к Кедрину, которая с годами не иссякла.

Д. Кедрин. Зддчие

 

                         Как побил государь
                         Золотую Орду под Казанью,
                         Указал на подворье свое
                         Приходить мастерам.
                         И велел благодетель, -
                         Гласит летописца сказанье, -
                         В память оной победы
                         Да выстроят каменный храм.
                         И к нему привели
                         Флорентийцев,
                         И немцев,
                         И прочих
                         Иноземных мужей,
                         Пивших чару вина в один дых.
                         И пришли к нему двое
                         Безвестных владимирских зодчих,
                         Двое русских строителей,
                         Статных,
                         Босых,
                         Молодых.
                         Лился свет в слюдяное оконце,
                         Был дух вельми спертый.
                         Изразцовая печка.
                         Божница.
                         Угар и жара.
                         И в посконных рубахах
                         Пред Иоанном Четвертым,
                         Крепко за руки взявшись,
                         Стояли сии мастера.
                         "Смерды!
                         Можете ль церкву сложить
                         Иноземных пригожей?
                         Чтоб была благолепней
                         Заморских церквей, говорю?"
                         И, тряхнув волосами,
                         Ответили зодчие:
                         "Можем!
                         Прикажи, государь!"
                         И ударились в ноги царю.
 
                         Государь приказал.
                         И в субботу на вербной неделе,
                         Покрестясь на восход,
                         Ремешками схватив волоса,
                         Государевы зодчие
                         Фартуки наспех надели,
                         На широких плечах
                         Кирпичи понесли на леса.
 
                         Мастера выплетали
                         Узоры из каменных кружев,
                         Выводили столбы
                         И, работой своею горды,
                         Купол золотом жгли,
                         Кровли крыли лазурью снаружи
                         И в свинцовые рамы
                         Вставляли чешуйки слюды.
 
                         И уже потянулись
                         Стрельчатые башенки кверху.
                         Переходы,
                         Балкончики,
                         Луковки да купола.
                         И дивились ученые люди,
                         Зан_е_ эта церковь
                         Краше вилл италийских
                         И пагод индийских была!
 
                         Был диковинный храм
                         Богомазами весь размалеван,
                         В алтаре,
                         И при входах,
                         И в царском притворе самом.
                         Живописной артелью
                         Монаха Андрея Рублева
                         Изукрашен зело
                         Византийским суровым письмом...
 
                         А в ногах у постройки
                         Торговая площадь жужжала,
                         Торовато кричала купцам:
                         "Покажи, чем живешь!"
                         Ночью подлый народ
                         До креста пропивался в кружалах,
                         А утрами истошно вопил,
                         Становясь на правеж.
 
                         Тать, засеченный плетью,
                         У плахи лежал бездыханно,
                         Прямо в небо уставя
                         Очесок седой бороды,
                         И в московской неволе
                         Томились татарские ханы,
                         Посланцы Золотой,
                         Переметчики Черной Орды.
 
                         А над всем этим срамом
                         Та церковь была -
                         Как невеста!
                         И с рогожкой своей,
                         С бирюзовым колечком во рту, -
                         Непотребная девка
                         Стояла у Лобного места
                         И, дивясь,
                         Как на сказку,
                         Глядела на ту красоту...
 
                         А как храм освятили,
                         То с посохом,
                         В шапке монашьей,
                         Обошел его царь -
                         От подвалов и служб
                         До креста.
                         И, окинувши взором
                         Его узорчатые башни,
                         "Лепота!" - молвил царь.
                         И ответили все: "Лепота!"
                         И спросил благодетель:
                         "А можете ль сделать пригожей,
                         Благолепнее этого храма
                         Другой, говорю?"
                         И, тряхнув волосами,
                         Ответили зодчие:
                         "Можем!
                         Прикажи, государь!"
                         И ударились в ноги царю.
 
                         И тогда государь
                         Повелел ослепить этих зодчих,
                         Чтоб в земле его
                         Церковь
                         Стояла одна такова,
                         Чтобы в Суздальских землях
                         И в землях Рязанских
                         И прочих
                         Не поставили лучшего храма,
                         Чем храм Покрова!
 
                         Соколиные очи
                         Кололи им шилом железным,
                         Дабы белого света
                         Увидеть они не могли.
                         Их клеймили клеймом,
                         Их секли батогами, болезных,
                         И кидали их,
                         Темных,
                         На стылое лоно земли.
 
                         И в Обжорном ряду,
                         Там, где заваль кабацкая пела,
                         Где сивухой разило,
                         Где было от пару темно,
                         Где кричали дьяки:
                         "Государево слово и дело!" -
                         Мастера Христа ради
                         Просили на хлеб и вино.
                         И стояла их церковь
                         Такая,
                         Что словно приснилась.
                         И звонила она,
                         Будто их отпевала навзрыд,
                         И запретную песню
 
                         Про страшную царскую милость
                         Пели в тайных местах
                         По широкой Руси
                         Гусляры.
 
                         1938
 

 

Ключевые слова: новости, политика
Опубликовано 25.01.2016 в 10:23

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Kot DaVinci
Kot DaVinci Мария Беликова 16 мая, в 18:38 Бухает! Текст скрыт развернуть
5
Vassal Axelandrovich
Vassal Axelandrovich Kot DaVinci 15 июля, в 04:42 Кто работает, тот ест. А кто не работает, тот пьёт. Текст скрыт развернуть
1
Александр Благовест
Александр Благовест 29 января, в 08:49 Когда на Западе деградация власти,
Путин послан России на счастье!
Текст скрыт развернуть
35
Влад Лёвин
Влад Лёвин Александр Благовест 10 мая, в 18:49 Каждый по своему понимает счастье. Для путина-это владение Россией, её рабами и много много баксов, недвижимости. Для других-это вылезти из подвала , живя в Москве, прописанным в Москве и где есть закон великого пу-цоколь считается нежилым помещением. Но почему-то не выполняет даже то, что сам ввёл в ранг закона. Сколько людей живут в подвалах, сколько голодных безработных, больных. Когда вас заденет житуха раба, хотя вы и так раб. Общаться стоит с нормальными людьми, но их нет, вместо порядочных людей в России---СЕКТА. Текст скрыт развернуть
-23
Vassal Axelandrovich
Vassal Axelandrovich Влад Лёвин 15 июля, в 04:43 Хороший у тебя смотрю подвал. С интернетом. )) Текст скрыт развернуть
3
Владимир Лисивенко
Владимир Лисивенко 4 февраля, в 18:59 Не вижу никаких причин (уточняю - никаких) отказа ВВП идти на выборы президента России в 2018 голу.
Я выдвинул лозунг текущего момента - "Трампыч догоняй ВВП"
У ново избранного президента США должен быть ориентир. Я уважаю электорат президента Трампа.
Текст скрыт развернуть
10
nina bolshakova
nina bolshakova 7 февраля, в 00:37 ДА,,,СРАВНИТЬСЯ С В.ПУТИНЫМ ПО ИНТЕЛЛЕКТУ МАЛО КТО СМОЖЕТ,,, ЕДИНИЦЫ,,,ДА И ТЕХ НУЖНО ПОИСКАТЬ,,,, ВОТ И ЗАГАДОЧНАЯ РУССКАЯ ДУША,,,И ИНТЕЛЛЕКТ,,,, Текст скрыт развернуть
29
Ольга Жосан
Ольга Жосан 25 марта, в 18:49 Я бы посмотрела как немцы войдут в нашу клетку с Медведям=а Путин молодец он может поставить жирную точку куда надо и когда надо=Хранит его БОГ на много лета и БОГ ему в помощь во всех добрый дела полезны для Россий и для народа. Текст скрыт развернуть
16
Вячеслав Туркутюков
Вячеслав Туркутюков 27 марта, в 03:13 Да не львы это, а стая гиен, храбрых только в стае. Текст скрыт развернуть
16
Ирина Веденская
Ирина Веденская 28 марта, в 20:11 Приятно. ) Текст скрыт развернуть
0
ирина знаменская
ирина знаменская 2 апреля, в 22:25 КРАСАВА наша.Это вам не задерганная Меркель... Текст скрыт развернуть
13
Алевтина Лукина
Алевтина Лукина 18 апреля, в 11:39 Гордимся своим Президентом! Текст скрыт развернуть
12
света снегирева Снегирева
света снегирева Снегирева 26 апреля, в 09:16 ПУТИН-настоящий МУЖИК!!! Текст скрыт развернуть
10
Василий ВТ
Василий ВТ 27 апреля, в 15:51 Отрадно, что наш лидер сейчас на 2 головы выше Ельцина и Горбачева вместе взятых,( которые нанесли России вред сопоставимый с мировой войной), а интеллектуал и патриот. Единственное, он должен помнить, что его выбрал народ, а не либеральная олигархия , а народ хочет, чтобы Россия развивалась, а не топталась на месте : пример- Китай.Не стесняйтесь менять министров не способных обеспечивать прогресс в 6-8%..., а именно такой нам и нужен Текст скрыт развернуть
9
Марина Козуб
Марина Козуб 30 апреля, в 21:03 Вот Такой Владимир Владимирович Путин - даже в клетке со львами нашёл общий язык и покорил всех своим интеллектом и гармоничностью политика... Текст скрыт развернуть
7
Василий ВТ
Василий ВТ 1 мая, в 20:15 Верно, при первой возможности нужно излагать нашу точку зрения на события. Позицию Путина западным СМИ трудно будет исказить, ведь Путин политический Бренд, а они падкие на звезд... Текст скрыт развернуть
5
Ведамир
Ведамир 7 мая, в 10:47 В России иначе и быть не должно! Текст скрыт развернуть
2
Juja Ja
Juja Ja 14 мая, в 19:29 какой народ- такой и Президент Текст скрыт развернуть
1
Влад Лёвин
Влад Лёвин 28 мая, в 16:08 Про знание немецкого языка. Разве знание языков даёт оценку политику.? Сталин знал только русский язык и то говорил с грузинским акцентом. Но это не помешало ему создать сверхдержаву. Не будем лукавить. Сталин намного опережает путина по способности оценивать обстановку и действовать умно и где надо- хитро.Это признавали и признают все мировые лидеры. Ленин знал 5 языков и не считал, что знание языков, живя в России, поможет совершить революцию. А вы, автор, глупы, если полагаете , что знание языка способно" растопить лёд".Это хвальба, наоборот, делает человека слабее.Ибо он не способен передать свою мысль точно и так, что бы ему поверили , раз прибегает к другой функции общения, которая доступна большенстве населения как России так и всего Мира. Немецкий язык знают очень многие и не хуже Путина.Либо говори текст полностью на немецком, либо полностью на русском. Текст скрыт развернуть
-7
Николай Мягких
Николай Мягких 9 июня, в 22:32 Полтора десятка лет пожили не краснея за главу России. Текст скрыт развернуть
1
Показать новые комментарии
Комментарии с 1 по 20 | всего: 395
Комментарии Facebook

---=НОВОЕ НА САЙТЕ=---

«Лошадь, готовая пахать»: ре…

«Лошадь, готовая пахать»: реакция соцсетей на выдвижение Ксении Собчак в президенты

20 окт, 00:28
0 5
Путин возмутился: в вотчине …

Путин возмутился: в вотчине Порошенко установили памятник нацисту, уничтожавшему евреев

19 окт, 23:56
0 0
Ментальный капкан. Россия и …

Ментальный капкан. Россия и (или) США?

19 окт, 23:48
0 0
Майдановец по вызову. Стало …

Майдановец по вызову. Стало известно, сколько платят протестующим в Киеве

19 окт, 23:41
0 0
«Где снимется?» Сайт для взр…

«Где снимется?» Сайт для взрослых потроллил Ксению Собчак

19 окт, 23:38
0 0
На Михомайдане требуют разор…

На Михомайдане требуют разорвать отношения с Россией и выйти из Минска-2

19 окт, 23:35
0 0
«Цэ фиаско, браття» Киевский…

«Цэ фиаско, браття» Киевский режим довел ситуацию до конфликта с ЕС

19 окт, 23:21
0 0
План порабощения Китая с поз…

План порабощения Китая с позором провалился

19 окт, 23:00
0 0
Финишная прямая украинского транзита

Финишная прямая украинского транзита

19 окт, 10:51
0 0
Гений Павленского не признан…

Гений Павленского не признан жестокой Францией

19 окт, 10:50
+5 4
Страна водителей и продавцов

Страна водителей и продавцов

19 окт, 10:35
0 0
Геращенко вспомнила ужасы ма…

Геращенко вспомнила ужасы майдана: «Я помню, как «беркутовцы» били людей»

19 окт, 00:01
-1 0
Не доводить до суда: Сытин п…

Не доводить до суда: Сытин попросил прощения у россиян за оскорбления

18 окт, 23:49
-35 52
Латыш Екаб о печальной ситуа…

Латыш Екаб о печальной ситуации в Латвии: масштаб драмы неописуем

18 окт, 23:40
+29 30
Рывок к России: глава Молдав…

Рывок к России: глава Молдавии Додон берет власть в свои руки

18 окт, 23:31
+80 15
Как хозяин скажет: у Вашингт…

Как хозяин скажет: у Вашингтона есть два кандидата в президенты Украины

18 окт, 23:28
0 0
На переворот в России США вы…

На переворот в России США выделили $18 млрд

18 окт, 23:27
-12 21
«Её все достали»: Собчак наз…

«Её все достали»: Собчак назвала себя кандидатом «Против всех», а выборы 2018 года — референдумом

18 окт, 23:19
0 1
Украинские политики заговори…

Украинские политики заговорили о приближающемся крахе и Гаагском трибунале

18 окт, 23:11
0 0
ЕС тушат, щепки летят

ЕС тушат, щепки летят

18 окт, 23:05
+1 0
РФ предостерегла Киев от поп…

РФ предостерегла Киев от попытки отвлечь недовольных украинцев новым витком войны в Донбассе

18 окт, 22:42
0 0
Пушков о санкциях США против…

Пушков о санкциях США против РФ: для Вашингтона такая политика бесплатной не будет

18 окт, 22:33
+1 0
Гаспарян: в Украине мы наблю…

Гаспарян: в Украине мы наблюдаем схватку "клопов" и "тараканов"

18 окт, 20:16
0 0
Си Цзиньпин призвал все наро…

Си Цзиньпин призвал все народы отказаться от менталитета холодной войны

18 окт, 09:52
+1 3

Последние комментарии

владимир ломакин
Валерия Образцова
ангелина меркулова
Евгений Поленов

Мы на Facebook

«Лошадь, готовая пахать»: реакция соцсетей на выдвижение Ксении Собчак в президенты
20 окт, 00:28
0 5
Яндекс.Метрика
Главное за неделю
Рывок к России: глава Молдавии Додон берет власть в свои руки

Рывок к России: глава Молдавии Додон берет власть в свои руки

Президент Молдавии Игорь Додон заявил о начале общественной кампании в масштабах страны в поддержку президентской формы правления. Об этом говорится в выложенном в Facebook обращении к гражданам, как информирует РИА Новости . Президентская форма правления – единственный шанс на б…

18 окт, 23:31
+80 15
Вождь бандерлогов

Вождь бандерлогов

Громила Шульц спал за столом кафе в своей любимой позе: отвалившись на спинку стула положив ноги на стол. Хозяин однажды сделал Громиле замечание – ремонт заведения обошелся в пятьсот евро... Проныра Сэм подошел к Шульцу, осторожно достал из висевшей на поясе Шульца кобуры кольт и два…

15 окт, 23:05
+48 19
Краткие итоги Михомайдана, — Colonel Cassad

Краткие итоги Михомайдана, — Colonel Cassad

Коротко по итогам «михомайдана». 1. Полноценного майдана не случилось, да и не могло случится — на большие беспорядки денег не занесли, а требования протестующих были достаточно умеренными. 2. Несмотря на вялое начало, сторонникам Саакаш…

18 окт, 09:45
+34 27