Платить и каяться: Сколько Польша должна евреям за Холокост

Варшава очень зря подняла тему старых долгов за Вторую мировую войну. Тем более затронув вопрос выплаты компенсации. Ибо палка, как известно, о двух концах. В том смысле, что мотивы, толкавшие Советский Союз и другие страны-победительницы не трогать этот момент из политических соображений, к настоящему моменту кардинально изменились.

В строгом соответствии с третьим законом Ньютона (помните — с какой силой кулак бьет по стенке, точно с такой же силой стенка бьет по кулаку?) бездумная и крайне недальновидная попытка Польши переписать историю первой половины ХХ века как бы в свою сторону немедленно обернулась для польской элиты крайне неприятным вопросом к зеркалу.

Кто и кому на самом деле должен платить компенсацию?

До начала Второй мировой войны в Польше проживало более 3 млн евреев. В 1945 году их осталось всего 380 тысяч, то есть почти на порядок меньше. Немногие выжившие в немецких концлагерях, также немногие выжившие из воевавших в партизанских отрядах, еще часть из тех 300 тысяч, которым удалось в войну бежать на территорию СССР, попытались вернуться домой. Но тут выяснилось, что их дома заняты, а имущество присвоено поляками. Попытки вернуть свое через обращение к властям успеха не имели.

Сейчас официальная Варшава всю ответственность за произошедшее перекладывает исключительно на Гитлера. Мол, Германия вероломно вторглась, полностью оккупировала и творила ужасы ужасные, в том числе против евреев. Вот только позднее оказалось, что немцы, безусловно, свою ответственность за произошедшее несут, но в части Холокоста изрядная доля вины лежит и на самих поляках. Как во время войны, так особенно после ее окончания.

Достаточно вспомнить хотя бы еврейский погром в Кракове от 11 августа 1945 года (то есть после окончания войны), прекращенный лишь после вмешательства частей Войска Польского и Советской армии. Или погром в Кельце 4 июля 1946 года. До войны в городе проживало 20 тысяч евреев, составлявших на тот момент не менее половины населения города. К моменту освобождения Польши от немецко-фашистских захватчиков в Кельце не осталось ни одного еврея. После нее туда вернулось 200 человек. В результате устроенного поляками погрома из них убили 40, еще больше 50 ранили.

Стоит ли удивляться тому, что в мае 1946-го из Польши уехало 3,5 тысячи евреев, в июне — 8 тысяч, после погрома в июле — уже 19 тысяч, и еще 35 тысяч в августе? Сегодня в Польше проживает всего менее 2 тысяч евреев. Таким образом, самая крупная и важная еврейская община в Европе перестала существовать. И, как мы видим, не только из-за зверств фашистов, но и самих поляков.

Про важность — это совсем не фигура речи. До войны еврейская диаспора составляла 10% населения Польши и владела примерно 20% собственности Польши, обеспечивая в ряде отраслей (например, в легкой промышленности и сельском хозяйстве) до 30% объема производства.

20 сентября 1945 года председатель Еврейского агентства Хаим Вейцман обратился к правительствам держав-победительниц с просьбой вернуть владельцам изъятую нацистами собственность, а в случае отсутствия владельца среди живых передать ее уполномоченным еврейским организациям.

Это, пусть и не сразу, но запустило процесс компенсации жертвам Холокоста. Реституция касалась не только предметов искусства, но и утраченной собственности, принудительного труда и особенно ограбления при «окончательном решении еврейского вопроса».

10 сентября 1952 года между ФРГ и Израилем было заключено соглашение о выплате немецким правительством 3 млрд бундесмарок израильскому государству и 500 млн марок «Конференции по материальным претензиям евреев к Германии». С учетом паритета покупателной способности в нынешних деньгах сумма составляет порядка 178 млрд евро, а вместе с другими последующими выплатами она более чем удвоилась.

Это, безусловно, не оправдывает преступления гитлеровцев, однако подтверждает принцип неизбежности последующей платы за них, в том числе материальной. Он был впоследствии подтвержден и закреплен в материалах Терезинской декларации 2009 года, подписанной представителями 46 стран в Чехии.

Словом, компенсации за былое платили все виновные — Австрия, Норвегия, Венгрия, Бельгия, Швейцария, даже Литва. И лишь Польша ограничилась крошечной выплатой только за утраченное культовое имущество.

Сколько она на самом деле должна — вопрос, конечно, спорный. Точного реестра на август 1939 года не существует. Однако, согласно американским расчетам, долг Варшавы евреям составляет 300 млрд долларов. Так сказано в законе 477 «О возвращении жертвам Холокоста утраченного имущества» в рамках «правосудия для выживших, не получивших компенсации», подписанном лучшим польским союзником в мире президентом США Дональдом Трампом в 2018 году.

О точности подсчетов, конечно, можно поспорить. Как и о праве одной страны устанавливать обязательства для другой в пользу третьей. Однако если учесть, что курс нынешнего американского доллара к довоенному считается как 54,5 к 1, а номинальный ВВП Польши на душу населения в 1938 составлял 2 182 доллара, то только отсюда получается, что долг страны евреям исчисляется суммой 392 млрд долларов. И это, подчеркиваю, лишь если считать один годовой ВВП, который всегда меньше совокупной стоимости имущества. Так что, если в Белом доме и ошиблись, то явно в меньшую сторону.

Так что если поднимать тему долгов, то «за все былое» и только в рамках вопроса о Холокосте Польша должна еврейской общине 51% своего годового ВВП по итогам 2018 года, или всю доходную часть годового бюджета страны за 3,3 года.

И было бы крайне хорошо потерявшие здравомыслие польские власти общими усилиями заставить заплатить буквально. Как минимум в воспитательных целях. В этом контексте слова Владимира Путина о том, что Польша несет свою долю ответственности за развязывание Второй мировой войны и ее итоги, имеют большой положительный смысл. Сначала Варшава должна заплатить и раскаяться, а потом уже говорить что-то о своем понимании истории и ее версий.

 

Специально для ИА REGNUM

Взгляд из Америки. Пандемия становится аргументом в пользу социализма

Morning Star
(wr)Может быть над Америкой действительно взойдёт утренняя звезда

Ничто так не разоблачает лицемерие, высокомерие и эгоизм капитализма и его сторонников, как серьезная угроза или катастрофа.

Триста китайских врачей начали прибывать в Италию в среду 18 марта, чтобы помочь местным усилиям по борьбе с коронавирусом (52 медицинских работника также прибыли с социалистической Кубы на прошлой неделе).

Кроме того, Китайская Народная Республика (КНР) направляет испытательные комплекты и защитную одежду.

КНР также отправила комплекты и снаряжение в Испанию, Грецию и Польшу.

В то время как The Wall Street Journal (19 марта) неохотно сообщает об этой международной солидарности, она также вынуждена признать, что “многие люди чувствуют себя разочарованными Европейским Союзом ... ни одна другая страна ЕС не ответила на просьбу Италии о масках ранее в марте, а немецкие власти временно препятствовали поставкам медикаментов в Италию.”

Глава Европейского аналитического центра заметил: "это шокирующий провал европейской солидарности.

"В Италии, Испании, Сербии и так далее создается впечатление, что более слабые звенья будут оставлены в покое.”

Итальянское и китайское правительства объявили, что КНР поставит необходимые аппараты искусственной вентиляции легких и маски для лица.

ЕС, не способные осуществлять поставки Балканским странам, они получают помощь от КНР, сообщает The Wall Street Journal.

Президент Сербии Александр Вучич с горечью заметил: "европейской солидарности не существует. Она оказалась просто сказкой.”

Противопоставьте этот комментарий европейскому безразличию высокомерному самодовольству политики "открытых границ", провозглашенной ранее лидерами ЕС.

Когда рабочие высказали свои оговорки по поводу неограниченной иммиграции, подрывающей заработную плату и льготы в ЕС, руководство евро с негодованием обвинило их в “ксенофобии".”

Размахивая знаменем прав человека, руководители ЕС приветствовали иммигрантов - в основном жертв империалистической агрессии - отчаянно ищущих работу.

Как только “резервная армия” переполнилась, и появилась угроза для системы безопасности ЕС, приветственный коврик был тихо удален.

Европейские рабочие поняли простой факт, что в капиталистической экономике труд рабочих является товаром, как и любой другой элемент производственного процесса, и что капиталисты стремятся приобрести этот товар как можно дешевле.

Они увидели, что гуманитарные настроения слишком часто служат прикрытием для удешевления стоимости рабочей силы.

Ранее предполагаемые борцы за права человека в ЕС без границ теперь паникуют в безумном стремлении к самосохранению, накоплению ресурсов и закрытию границ. Сегодняшний пандемический кризис разоблачает их лицемерие.

Но ни пренебрежение, ни высокомерие не являются монополией капиталистического европейского союза.

В настоящее время широко признается, что жесткая экономия, введенная государственным сектором США после краха 2007-09 годов, ответственна за отсутствие финансирования для таких учреждений, как центр по контролю за заболеваниями (CDC), которые должны были бороться с угрозой коронавируса.

Кроме того, CDC проявил непростительное высокомерие, игнорируя международные усилия по сдерживанию вируса.

В отчетах из таких разнообразных источников, как Национальное общественное радио и The Wall Street Journal, мы узнаем, что CDC решил разработать свои собственные наборы тестов на вирус, игнорируя существующие технологии Всемирной организации здравоохранения и КНР.

Когда их собственные комплекты поступили в производство, они оказались неработоспособны.

Вместо того чтобы обратиться к существующим международным образцам, CDC стремился внести свои собственные коррективы, что еще больше задерживало производство.

CDC сильно недооценил смертоносность вируса и его зараженность.

Распространение вируса быстро опережает доступность тестовых наборов, что свидетельствует о тщеславии сделать Америку снова великой.

Несмотря на отсутствие тестовых наборов в США, многие заметили, что знаменитости, спортивные деятели, политики и другие наши “лучшие” перерезали линию и приобрели тесты перед самой нуждающейся — самой уродливой стороной неравенства классового общества.

Кроме того, появились достоверные данные о том, что некоторые избранные должностные лица США использовали свою привилегированную информацию, чтобы позволить им распродать свои акции до Великого мартовского краха фондового рынка.

Для любого мыслящего наблюдателя пандемия коронавируса быстро становится аргументом в пользу социализма.

Даже такой злейший враг государственной собственности, планирования и экономического равенства, как The Wall Street Journal, язвительно признает, что замечательное отражение КНР эпидемии коронавируса было достигнуто быстрой мобилизацией эффективных государственных предприятий (ГП).

В статье с красноречивым названием ("Китай отступает от рыночной экономики", 19 марта) говорится,- 20 000 строителей ГП и поддерживающих их государственных предприятий, построили две больницы на 2600 коек в течение двух недель - достижение, невозможное на капиталистическом Западе.

Линглинг Вэй цитирует одного чиновника: "Это как на поле боя, и государственные предприятия могут действовать быстро и решительно.”

Координация деятельности госпредприятий была весьма сложной: нефтехимические предприятия работали над производством материалов для масок и фармацевтических препаратов.

Государственное жилье определило снижение арендной платы на "десятки миллионов долларов".

Несмотря на сокращение производства, вызванное социальной изоляцией, центральное правительство настаивало на том, чтобы государственные предприятия сохраняли занятость и даже “нанимали больше людей, особенно выпускников колледжей.”

WSJ признает, что "многие частные производители изо всех сил пытаются восстановить производство, но более 95 процентов из примерно 20 000 промышленных компаний, контролируемых центральным правительством, выпускают маски, лекарства, сталь, тяжелое машиностроение и другие продукты, удерживая рабочих на работе.”

Западные комментаторы оплакивают успех госпредприятий, интерпретируя его как неудачу для надежды на приватизацию (так называемые “рыночные реформы”) в КНР.

В образцовых актах солидарности, полностью согласующихся с его долгой историей интернационализма, крошечная социалистическая Куба, страдающая от преступной блокады США и жестоких санкций, предлагает врачам и лекарствам несколько пострадавших стран.

Когда США отказались разрешить британскому круизному лайнеру "Мисс Брэмер" причалить, Куба выполнила свой гуманитарный долг и разрешила пассажирам высадиться и отправиться домой самолетом.

Контраст с западными, капиталистическими усилиями разителен.

КНР (и Демократическая Республика Вьетнам) в значительной степени остановили вирус.

В США слишком мало тестовых наборов, масок и вентиляторов. Больницы Нью-Йорка переполнены. Государственные администрации и федеральное правительство спорят об ответственности, пока надвигается катастрофа.

И к сожалению, политические и экономические элиты более решительно настроены на спасение рынков и корпораций, чем людей. На спасение капитализма были выделены триллионы долларов.

Идиотизм, иррациональность и ненужные травмы капитализма 21-го века предстают в полном трагическом свете.

Бредихин сообщил о сделке Запада с Украиной: Часть страны уйдет под контроль Европы

Загружается...

Картина дня

))}
Loading...
наверх