Последние комментарии

  • colokoltseva.manya Колокольцева Маня19 декабря, 10:11
    Человека  нет и какая  разница ШТАТАМ ,где  он умер.  Твари,следите  за  своими  и  не  суйте  свой  похабный  нос  в...Бывший советник Трампа отрицает версию РФ о смерти полковника ГРУ
  • Василий ВТ19 декабря, 9:05
    Много менеджеров? Да были бы толковые менеджеры у нас не было бы дефицита инженеров и сварщзиков. Я преподавал менедж...Порошенко может быть доволен: безвиз ударил по ВМФ России
  • Юлия Шадрина19 декабря, 6:54
    Нет у Беларуси средств на независимость кроме уже протухшего товара - русофобии. И Лукашенко это прекрасно понимает, ...Теневой национализм в Беларуси — главный инструмент Запада: как США и Европа склоняют Лукашенко к конфликтам с Россией

Кокорин и Мамаев: Футболистов подставили зарвавшиеся мажоры - Дмитрий Лекух

 
На самом деле, похождения футболистов (теперь уже, возможно, бывших) Кокорина и Мамаева не несут в себе для определенной социальной страты ровно ничего экстраординарного. Молодые, обеспеченные и — чего уж там — "чувствующие себя над толпой" люди хулиганили везде и всегда. Иной раз не вполне чувствуя ту грань, за которую не стоит даже и думать переходить.
 
Немало подобного рода историй случалось и около футбола. Причем с людьми, имеющими по-настоящему безукоризненную репутацию. Так, например, в 2008 году Англию в буквальном смысле этого слова потрясла совершенно чудовищная ситуация: капитан "Ливерпуля" и уже тогда действующая легенда британского футбола Стивен Джерард был задержан после драки в одном из баров Саутпорта. Стивен нанес удар по лицу местному популярному диджею Маркусу Макги.
 
Что там было на самом деле, не очень понятно, но позже Джерард заявил, что сделал это в целях самообороны. "Не сомневался в том, что он хочет меня ударить. Ударил первым я тогда", — заявил игрок. Судебные разбирательства растянулись на полгода, но, что самое любопытное, невиновность футболиста была доказана. И Стивен, как это ни удивительно, стал единственным подследственным, оправданным по эпизоду участия в той массовой драке. После чего многие таблоиды намекали на "непростые обстоятельства" такого решения. Но намеки намеками, а судебное оправдание было, и репутация легенды не пострадала.
 
В отличие, к примеру, от репутации великого аргентинца Диего Марадоны. Его связи с "определенными структурами" и любовь к кокаину, которым звезда, как позже выяснилось, временами разнюхивалась прямо между таймами, репутацию футбольного гения все же угробили. Другое дело, что талант и обаяние великого Диего были таковы, что миллионы болельщиков по всему миру любят Марадону, несмотря ни на что, и через много лет после не очень удачного завершения карьеры — очень уж он играл.
 
История же с воспитанниками московских клубов ЦСКА и "Динамо", а нынешними "петербуржцем" и "краснодарцем" Александром Кокориным и Павлом Мамаевым, безусловно, совсем не об этом. Она вообще ни разу не про футбол.
 
То, что сотворили во время своей "утренней пробежки" спортсмены, — поведение, безусловно, характерное. Но характерное отнюдь не для молодых футболистов (ничего себе "молодые": одному вообще тридцатник, да и второй ненамного отстал). А для целой, повторимся, социальной страты сравнительно молодых мажоров, отягощенной целым рядом видовых признаков: деньги, безответственность как принцип поведения, сравнительно низкий культурный уровень плюс ощущение абсолютной безнаказанности, вызванное убеждением "за нас есть кому впрячься".
 
И тут не очень и важно, по каким причинам эти покровители имеют место быть: родителями ли они "мажорам" приходятся, товарищами на высокой должности или (есть и такое) поклонниками творчества, как у некоторых не только спортсменов, но и носителей высокой рэп-культуры, допустим. Или руководством больших и влиятельных клубов.
 
Важно другое. И Стивена Джерарда, и Диего Марадону, и отечественного футбольного гения (если уж вспоминать, так вспоминать) Эдуарда Стрельцова люди любили и помнят до сих пор прежде всего за то, что они именно для них играли в великую игру футбол. Отдавались ей полностью, жили и дышали ею вместе с трибунами. Отдавали трибунам — а трибуны и есть народ — самих себя.
 
А то, что они вытворяли при этом, рассматривалось как печальные инциденты, вроде "не удержался на скорости и не вписался в поворот".
 
И эта история вовсе не прекратилась, разумеется, и до сих пор: просто возьмите, к примеру, того же одноклубника Кокорина Артема Дзюбу. Каких только историй с ним ни происходило. Но стоило парню по-настоящему начать "играть не для себя", отдавать себя трибунам и команде, как он (может, и оставшись в амплуа плохого парня) все и всем доказал. Трибуны это поняли и почувствовали.
 
А кто-то так и не стал любимым страной футболистом, а остался играющим в футбол приложением к банкомату, "Бентли" и шампанскому в Монако после поражений сборной. Играющей в мяч "марой багдасарян" в майке с бандитом Эскобаром.
 
Поэтому и история эта, увы, не о "попавших в плохую историю талантливых русских футболистах". Талантливые русские футболисты, извините, сейчас на базе сборной страны в Новогорске. Грызут газон и готовятся к игре Лиги наций со шведами. А о двух лузерах-мажорах. Которые, хоть в армии и не служили, но должны понимать знаменитое армейское: "Это залет, боец". А "залетел" — отвечай.
 
Болельщик — он всегда очень точно и тонко чувствует, когда футболист играет для него, а когда для себя. Так что жалеть "залетевших" на сегодняшний момент не будут: зарвавшихся мажоров не жалеют. Пусть им сочувствуют товарищи по плохим играм, девицы из клубов и агенты.
 
Правда, то, что за деньги, — это совсем не любовь. А значит, какой бы у вас, ребята, ни был дорогой контракт — желания болельщиков за вас вступиться, да и хотя бы просто "пожалеть", на него все равно не купишь.
 
 
https://twitter.com/rsportru/status/1049602645156122624
 
Источник ➝